Только город Ленинград (Второй рассказ мамы)

16 February 2019

Только город Ленинград (Второй рассказ мамы)

Мой дедушка Николай Иванович Бахтин погиб на своей второй Войне.

В нашей семье была известна дата- 14 января 1944 года, в «Старый Новый год», а место гибели помнилось неточно как-то… совхоз «Красная Балтика» или «…Балтиец» и более ничего. По нашим обычаям надо хотя- бы изредка приходить на могилы близких… Но тогда я не думала, что путь к дедушке займет 25 лет.

Летом 2012 года я в первый раз приехала на могилу к нему.

К 1995 году, в преддверии 50-ления Великой Победы, по всей стране стали готовить региональные «Книги памяти», создали рабочие группы, все делалось в спешке, от руки, никаких компьютеров особо еще не было. Из Подольского архива стали приходить вороха серых полосок-распечаток по каждому региону, а члены редколлегии уже в ручном режиме распределяли их по районам и городам.

Тогда в Редколлегии мы уточнили, что младший сержант Бахтин Николай Иванович воевал в составе 19-го стрелкового полка 90-й Краснознаменной стрелковой дивизии 2-й Ударной армии. Подтверждалось, что погиб он, в уже известный нами День, и похоронен в братской могиле в 500 метрах восточнее совхоза «Красная Балтика» Ораниенбаумского района Ленинградской области.

Папа на работе нашел и опросил всех выходцев и «беженцев» из Ленинграда, и одна работница «за усердие» подарила ему книжку о топопонимике Лениградской области. В книжке сразу нашлась искомая информация: «Совхоз Красная Балтика»- это старинное село Гостилицы Ораниенбаумского (теперь Ломоносовского) района. В толстенном «Атласе офицера», отмечена линия фронта Блокады и памятники, в Гостилицах мемориал называется просто «Гостилицкий».

Потом нашлась еще одна знакомая, ее родственники работали на атомной станции Сосновый Бор, питающей электроэнергией Ленинград. Папа очень просил ее заехать в Гостилицы и хотя бы сфотографировать мемориал. Но на супер-безопастной атомной станции «Сосновый бор» случился нежданно-негаданно «мирный атом и Фукусима», который не только сильно оздоровил экологическую ситуацию, но и снял вопрос о поездке, которая как-то отложилась на несколько лет.

Но вот пришло лето 2012 года, наша дочка собралась со своим классом в Ленинград (почему-то именуемый сегодня «Санкт-Петербург», хотя еще в 1914 году по указу царя Святого Николая II название города было переведено на русский язык с немецкого как «Петроград». Ведь 1 августа 1914 года Германия объявила нам Первую мировую войну в первый раз, 22 июня 1941 года Германия объявила нам Вторую мировую войну во-второй раз… Вы что ждете третьего раза?)…

Судьба нам улыбнулась и мы поехали в Ленинград «под прикрытием».

Пока дочка была на затяжной экскурсии в Эрмитаже, мы съездили в пригородные Гостилицы. Трубы АЭС в Сосновом Бору дымили далеко на западе и озонировали окрестный воздух. В райцентре Ломоносове были какие-то исторические мероприятия, было полно нестроевой молодежи в мешковатой военной форме сороковых годов. Нескладно гремел военный оркестр. Рейсовый автобус медленно полз из болотистой, заросшей каким-то чапыжником низины в горку. Справа от дороги показался свежепокрашенный угловатый «старинный» танк КВ-1 («Климент Ворошилов №1»). Как раз на высокой горке и расположилось наше село Гостилицы, там и были в войну немецкие позиции. Село из низины в гору и штурмовала геройски в 1944 целая Вторая Ударная армия волна за волной… Ужас! Одного командира дивизии (фамилию не говорят) расстреляли по приговору Военного трибунала только за то, что его дивизия опоздала к моменту атаки!..

Село как село, людей вообще не видно. В центре села и оказался Мемориал «Гостилицкий», а в нем похоронены 3500 погибших красноармейцев, собранных после боев по всей округе. На серых плитах золотыми буквами среди тысяч имен по алфавиту мы ожидаемо нашли имя нашего дедушки «Младший сержант Бахтин Н.И.»

Он воевал с немцами в чине унтер-офицера конной артиллерии в Первую мировую войну и даже не был ранен. Его призвали в армию в 1943 году самым последним, когда в стране «кончились» солдаты, ему подтвердили старое царское звание, по-новому он стал «младшим сержантом». Их Девяностую дивизию перебросили на десантных кораблях с мыса Лисий Нос на Ораниенбаумский плацдарм западнее Ленинграда.

Наш 48-летний Старый Солдат погиб в первые минуты первой же атаки на село Гостилицы туманным морозным утром 14 января 1944 года. Он был командиром стрелкового отделения и было у него в подчинении с десяток 18-летних мальчишек. Так кому подниматься первым в атаку?.. «Старые мы уже пулям кланяться!»-говорили ветераны Первой «Германской»войны.

Мы ходили по городу Ленинграду, в вечных сумерках, под теплым непрекращающимся дождем, в нескончаемых толпах мокрых, галдящих людей на «Алые Паруса», по Невскому проспекту, Набережным, Петропавловской крепости.

И только в селе Гостилицы не было дождя.