Елизавета Кулиева-Ахмадулина: «Моя мама была эльфом!»

Марина Влади, описывая в своей книге визит в Переделкино, где жила семья Беллы Ахмадулиной, рассказывает, что дети спали вместе с собаками, а старая няня кормила нас и тех, кто приходил в гости, чем придется. Да, дома царил беспорядок, всегда было много животных, а еще постоянные гости — и всем нужно где-то спать и что-то есть. Но это же здорово!

 Фото: из архива Е. Кулиевой
Фото: из архива Е. Кулиевой

В разговоре о маме теперь невозможно не коснуться сериала «Таинственная страсть». Удивляет в нем степень условности... всего. Герои — кто эти люди? За ними ничего нет — зияющая пустота. Даже если ты не самый глупый человек, в жизни, наверное, может случиться период, когда по какой-то причине целыми днями ходишь по городу в обнимку с друзьями, к месту и не к месту декламируешь стихи, то и дело меняешь туалеты, все время пьешь и никогда не работаешь. Конечно, ходили и пили. И много еще чего делали, о чем в фильме не расскажешь. Но кроме количества алкоголя в крови в людях есть еще что-то. Человек значительнее своего образа жизни. Авторы, к сожалению, не приняли это во внимание.

Относительно сюжета. Невозможно запретить публике интересоваться личной жизнью известных людей. Но тут каждый ищет свое. И для многих, вероятно, станет откровением, что мама на самом деле была скромной и застенчивой. Даже в кругу семьи ее браки никогда не являлись предметом обсуждения. Белле Ахмадулиной есть что предъявить миру и помимо этого: она дышала поэзией, ее компания — это Пушкин и Бунин... а не Евтушенко с Вознесенским. При всем уважении.

Понравилось? Ставьте "палец вверх"! Вас ждёт много интересных материалов на нашем канале. Подписывайтесь!

Повышенное внимание к той эпохе мне понятно, но мама к шестидесятникам себя не причисляла и термина этого не признавала. Ей всегда казалось, что люди ее поколения любят в оттепели свою юность — с такой же нежностью мои ровесники вспоминают сейчас конец девяностых. Мама этой ностальгии не разделяла. Художник всегда шире — эпохи, моды, стилистических рамок. И конечно, поэзия не должна быть достоянием миллионов: люди нередко приходили на стадионы не во имя нее самой, а всего лишь отдавая дань моде. По счастливому стечению обстоятельств мамино обаяние, ее красота и необычный голос сделали камерные тексты интересными для неискушенных слушателей. Но степень таланта, конечно, не стадионами измеряется.

Фото: из архива Е. Кулиевой
Фото: из архива Е. Кулиевой

Кроме того, сериалу «Таинственная страсть» недостает юмора. Дураки, разумеется, всегда относятся к себе серьезно, но мама к их числу не принадлежала. И в гастроном она не с высоко поднятой головой ходила, а тихонько стояла в конце очереди, из преувеличенной вежливости всех вперед себя пропуская. Долго пересчитывала мелочь, и ей было смешно, что она плохо знает математику.

 
 Фото: Юрий Феклистов
Фото: Юрий Феклистов

Маме казалась забавной знаменитая эпиграмма Александра Иванова «Вступление в март». В передаче «Вокруг смеха» автор озвучил ее на всю страну, пародируя и мамину манеру чтения. Конечно, написано это было с большой любовью — и все-таки...

Мама смеялась и когда благодаря Ие Саввиной Пятачок вдруг заговорил с телеэкранов ее голосом: «Вот, Ия, какую ты мне свинью подложила». Не иметь чувства юмора — полбеды. А вот без самоиронии точно нельзя. Казалось бы, я должна была впитать эту истину, что называется, с молоком матери, но нет. Она даже не с опытом ко мне пришла — один уважаемый человек научил...

В юности я писала очень глупые песни и исполняла их под гитару. И вот однажды — по настоянию мамы — меня пригласил к себе Булат Шалвович Окуджава: он специально выделил время, чтобы послушать эти бредни. Встретиться было нетрудно — в Переделкино мы жили на одной улице. Ни за что не пошла бы, потому что робела, но как отказаться, если меня уже ждали? Исполнила дрожащим голосом несколько песенок, разумеется, про неразделенную любовь. Голоса нет, слух тоже далеко не абсолютный, гитара плохо настроена, тексты невнятные — в общем, можете себе представить. Булат Шалвович внимательно все выслушал: «В творчестве очень важна самоирония. Нет ли у тебя, Лизочка, и таких стихотворений?» Но таких стихотворений у меня не оказалось — и мне вдруг стало настолько стыдно за себя, что передать невозможно. И вот тогда я поняла все и обо всем. А Булат Шалвович говорит: «Ну, раз нет и спеть ты больше ничего не хочешь, давай я покажу тебе дом». Дом — мне?!

Понравилось? Ставьте "палец вверх"! Вас ждёт много интересных материалов на нашем канале. Подписывайтесь!

Читать далее »