Татьяна Еремеева. Простая история

Когда мой сын решил открыть правду о своем отце — Спартаке Мишулине, ни я, ни Тимур и подумать не могли, что наша личная история вызовет такую бурную реакцию дочери актера. Карина подала в суд. Это и подтолкнуло меня рассказать то, о чем долгие годы молчала.

 Фото: из архива Т. Еремеевой; Мосфильм-инфо
Фото: из архива Т. Еремеевой; Мосфильм-инфо

Когда мой сын решил открыть правду о своем отце — Спартаке Мишулине, ни я, ни Тимур и подумать не могли, что наша личная история вызовет такую бурную реакцию дочери актера. Карина подала в суд. Это и подтолкнуло меня рассказать то, о чем долгие годы молчала.

— Спартак Васильевич действительно отец моего сына. Других мужчин у меня не было, так жизнь сложилась. Мы познакомились в Вологде на съемках фильма «Достояние республики» в 1970 году. Я тогда училась в десятом классе. Одну из сцен с Юрием Толубеевым снимали в учительской нашей школы. Девчонки столпились в коридоре и открыв рты взирали на киношников как на небожителей. Казалось, марсиане прилетели.

Мама, геолог по профессии, была страстной театралкой. И меня «заразила». Мы часто ездили в Москву на премьеры, бывали в Ленинграде. Я знала всех актеров наперечет, собирала их фотографии. Портрета Мишулина среди них не было. Спустя годы, когда уже общались, не раз признавалась Спартаку Васильевичу: «Извините, но вы не мой любимый артист».

Понравилось? Ставьте "палец вверх"! Вас ждёт много интересных материалов на нашем канале. Подписывайтесь!

Долгие годы мы оставались на вы: никаких личных отношений между нами не существовало. После признания Тимура Карина удивлялась: совсем еще девчонка влюбилась в мужчину за сорок — как такое возможно?! Но я в свои семнадцать и не думала влюбляться! Более того, в первую встречу Мишулин мне совсем не понравился: взрослый дядька с темной и, как показалось, крашеной шевелюрой...

Вот Юрий Толубеев привлек внимание: похож на моего дедушку Василия, такой же кругленький. Знала его по телевизионным спектаклям, тогда их часто показывали. Мишулина тоже видела по телевизору — в «Кабачке «13 стульев». Когда они подошли, Спартак Васильевич вдруг спросил меня, показывая на Толубеева:

— Знаешь, кто это?

Я страшно смутилась. Росла очень зажатой, стеснялась всего на свете. Отвечаю:

— Народный артист Толубеев из Ленинграда!

— Правильно! — Мишулин повернулся к приятелю: — Юрий Владимирович, вас тут знают!

Выяснив, как меня зовут, Спартак Васильевич заметил:

— Какая же ты, Таня, серьезная! В Москве бываешь?

— Да, мы с мамой ездим смотреть спектакли.

— Вот тебе телефон Театра сатиры. Окажешься в столице — звони, помогу с билетами.

— Спасибо большое!

Театр сатиры тогда гремел, билетов туда было не достать, очередь в кассы люди занимали с ночи.

Вторая наша встреча с Мишулиным случилась уже в Москве. Я позвонила в театр, попросила позвать Спартака Васильевича. Когда он взял трубку, назвалась:

— Таня из Вологды.

К моему удивлению, известный артист своего обещания не забыл.

— Конечно я тебя помню. Приходи вечером на спектакль, встречу на служебном входе.

И встретил! Завел к администратору, помог раздеться, проводил в зал. Уже не помню, что в тот вечер играли. Позже Спартак Васильевич оставлял мне на проходной контрамарки. До сих пор ему за это благодарна: пересмотрела весь репертуар.

На сцене я увидела совсем другого Мишулина. Как он играл! Зрители знали его прежде всего по комедийным ролям — пана Директора из «Кабачка» и Карлсона. Но оказалось, он — потрясающий трагик! В булгаковском «Беге» был Чарнотой — таким, что все бабы в зале рыдали. Татьяна Васильева — тогда она носила фамилию Ицыкович — изображала его походную жену Люську. Смотрелась пара забавно: среднего роста Спартак, а рядом — высоченная Ицыкович. Еще в спектакле играли Валентина Токарская, Анатолий Папанов. Кстати, позже в этой постановке на сцену выходила маленькая Карина: в пьесе есть детские персонажи.

 Фото: Палатник/РИА Новости
Фото: Палатник/РИА Новости

Ничего личного нас с Мишулиным тогда не связывало. Он был известным артистом, а я только поступила в вологодский институт, училась на инженера. Свободного времени совсем не оставалось, в Москву выбиралась редко. Спартак Васильевич сам не звонил — я свой номер никому не давала: мама была очень строгой, боялась ее. А мобильных еще не придумали. Равно как смартфонов, с помощью которых так легко нащелкать множество снимков. Я не протоколировала наши встречи. Кто знал, что понадобятся «доказательства»?

В 1974-м писала диплом и на несколько месяцев исчезла из жизни Спартака Васильевича. Когда защитилась, устроилась на работу в подмосковный Королев, куда вскоре и переехала.

Как-то после долгого молчания позвонила Мишулину в театр. Приближался юбилей «Сатиры», актеры готовили спектакль-концерт «Нам — 50!», в котором Спартак играл отрывок из «Маленьких комедий большого дома». Пригласил на репетицию. С того дня стали чаще видеться. Поначалу эти встречи были для меня лишь поводом пообщаться со взрослым интересным человеком. С кем из сверстников можно обсудить прочитанные книги, увиденные спектакли? А с ним — хоть часами! Говорили о кино, театре, о знаменитых артистах. О личном — гораздо реже. Так, о своем детстве Спартак Васильевич не вспоминал. О том, что рос в детском доме, я узнала спустя долгое время, прочитав его интервью какой-то газете. Но с ним даже молчать было уютно. Иногда едем по Москве на его машине, Мишулин сосредоточен на новой роли, и я молчок. Смотрю в окно и думаю про себя: «Таня, возможно, когда-нибудь ты будешь вспоминать эти минуты как самые счастливые в жизни!» Так и вышло.

Когда уже появились сотовые телефоны, Спартак звонил и приглашал: «Танька, поехали со мной по делам — одному скучно». Летом Спартак жил на даче в Салтыковке. Ездил туда на своей машине. Иногда просил, чтобы проводила. И я сопровождала его до станции метро «Перово». Значит, нужна была. Он тепло ко мне относился.

— Замуж звал?

— Да, это было еще до его женитьбы на Валентине — маме Карины. Но я была слишком молода и не восприняла его слова всерьез.

— В телешоу, посвященном вашей истории, старожилы Театра сатиры уверяли: им неизвестно, что у Спартака Васильевича рос сын.

— Думаю, просто не хотят быть втянутыми в скандал. Могу понять, а потому не хочу называть имена людей, которые были в курсе наших отношений. А люди эти есть, и их немало. Ведь я неоднократно сопровождала Мишулина на гастролях. В 1981-м едем в Новосибирск. Остальные сотрудники театра добирались самолетом, а Спартак летать боялся, и мы отправились поездом, вдвоем в СВ. Помню, Мишулин предупреждает: «Сестра Ольги Аросевой должна подойти к вагону...» Он вызвался передать Елене Александровне, которая жила в Омске, посылку.

На одной из станций в окно поезда увидели мальчика лет десяти с сеткой яиц в руках. Вдруг он уронил авоську, яйца разбились, потекли по асфальту. Стоявшая рядом женщина — очевидно мать — отвесила парнишке оплеуху, тот заревел в голос. Спартак долго возмущался на весь вагон: «Самой бы ей этой сумкой по башке дать! Из-за каких-то яиц бить ребенка!»

В Новосибирске меня поселили в одном номере с костюмершей по имени Дора. Спартак разместился в соседнем. Вечерами уходил на спектакль, а я ждала его возвращения. Часто у Мишулина собирались компании. Я со всеми не сидела, только стол накрывала, стеснялась очень. Гости на порог, а я — в ванную, рубашки стирать. Спартак заглянет: «Что ты тут прячешься? Иди покажись!» Но я отказывалась. Читать далее »

Понравилось? Ставьте "палец вверх"! Вас ждёт много интересных материалов на нашем канале. Подписывайтесь!