Травматический раскол

25 July 2019
1,2k full reads
1,5k story viewsUnique page visitors
1,2k read the story to the endThat's 83% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Все, в общем-то, знают, что психологическая травма очень хорошо вытесняется и блокируется. Поэтому ее так сложно вспомнить. Самостоятельно - тем более. Часто требуется либо сопровождение психолога, либо откровенное давление, чтобы травму вскрыть.

Но мало кто знает, что есть такие травмы, которые приводят к расколу личности. Необязательно патологическому, как у шизофреников или людей с borderline personality disorder. Можно быть вполне здоровым психологически человеком и при этом находится в состоянии раскола, когда некая часть личности валяется в виде осколков под ногами. И человек еще по ним ходит, делая при этом сам себе больно.

Один из самых ярких примеров такого раскола - PTSD. Неважно какой природы - “гражданское” или “военное”. Когда человек присутствует в жизни и даже функционирует, но при этом в нем отсутствует приличный кусок его самого. В нем как бы нет “огонька”.

В менее патологической форме такой раскол проявляется во все том же синдроме “святости”, когда есть внешняя часть, она во всем человека устраивает, ибо holy as fuck, или отторгаемая часть, от которой нужно избавиться любой ценой.

Создается такой раскол чаще всего родителями. Когда начинается вдалбливание “у тебя дурной характер” с одновременным “хорошие девочки/мальчики ведут себя вот так и только так”. Но в основании раскола лежит первичная травма - нельзя расколоть то, что еще даже не треснуло. И эта травма как раз выступает в качестве указателя, куда нужно бить, чтобы сломать то, что не нравится по каким-то своим личным причинам. Дети в этом плане намного более уязвимы, чем взрослые, поэтому для того, чтобы расколоть взрослого, требуются серьезные потрясения - та же война, например, или life-threatening/near-death event. Для ребенка и простого нажима достаточно.

Мама недовольна, развернулась и ушла? Все, пошли трещины.

А дальше та же мама или другой значимый взрослый начинает лить воду, которая, как известно, и камень точит, в нужную точку. Или ребенок выходит в большой мир, в виде школы или детского сада, и там уже на нем начинает упражняться персонал тех заведений.

В какой-то момент достигается критическая масса ударов в одну точку и личность - или душа, кто какими понятиями оперирует - раскалывается.

Одна моя клиентка, у которой как раз травматический раскол, это описала так - “Все было хорошо, я была счастлива и все шло как надо, а потом вдруг все пошло под откос”. Ничто не предвещало. А последствия - как после землетрясения в семь баллов по шкале Рихтера.

Такое часто бывает у жертв sexual abuse: травма вытесняется и забывается, многие годы все идет хорошо, а потом жертва сталкивается с abuser и в один момент все летит коту под хвост. Тут и в внезапные самоубийства могут быть, и убийство насильника с последующим самоубийством, и mass shooting, и овердохрена чего еще. С этим уже приходится иметь дело не психологам и даже не психиатрам, а полиции и кризисным переговорщикам. А человек в таком состоянии - абсолютно невменяем: у него ураган гнева, суицидальный штиль и импульсивность выше крыши. И никому даже голову до того момента не приходило, что он на такое способен, включая самого человека.

В этом и заключается самая большая проблема этой травмы - то, что ее практически никто не замечает ни в себе, ни в окружающих. Не-цельность считается как бы нормой жизни, особенно в тех социумах, где вообще не поощряется индивидуальность и инаковость как таковые. Ну, оно понятно: расколотыми людьми проще управлять. Они не могут take a stand, потому что им не хватает для этого внутренней integrity. То есть фактически вся система воспитания строится на раскалывании личности. Ну, и человек приспосабливается жить с расколом, как со всем остальным, это вопрос выживания.

Good news is, травматический раскол лечится. Ну, при условии, что попадется такой психолог, который до него докопается. Большинство будет внешнюю симптоматику снимать. Потому что это тупо проще.

В то время как терапия травматического раскола требует умения ходить по битому стеклу и не раздавливать при этом своим весом осколки. А еще такого креативного таланта, потому что эти осколки еще надо обратно поставить, найдя правильное место и не перепутав одно с другим. Из-за этого и работают с ним очень немногие. В основном те, кто специализируется на серьезных вещах, типа того же PTSD. У кого есть опыт работы и жестко, и мягко, без методик, с индивидуальным подходом, аккуратно и терпеливо. И не поверхностные знания психологии, а очень глубокие. А еще умение делать aftercare, с заданием вектора дальнейшего развития.

Но, к сожалению, после сильных травм к психологу за помощью приходят далеко не все. Большинство играет в сильных людей - “Сам справлюсь”. Ну, как говорится, до первого trigger. А потом слет с катушек. И дальше - как повезет. Моя клиентка “отделалась” настолько глубокой суицидальной депрессией, что ее практически ничего не “берет”. Ну, надо думать. Депрессия тут - последствие, а не причина. Ее лечить можно бесконечно. Можно даже диагноз “major depressive disorder” получить и жить с ним всю жизнь, хотя “органикой” тут в принципе даже и не пахнет, поэтому psychiatric drugs не будут и в половину так эффективны, как должны быть.