Земля без надежды-11. #Повесть из 90-х. #Анекдот. #Рыбалка.

27.01.2018

«Теплая» команда

Лучшая компания для меня – я сам

Погода сбесилась. Два дня лило, как из ведра, и всю неделю пронизывающий холодный ветер с Северо-запада. На рыбалку бесполезно: рыба стоит. С тоской смотрю на небо и вижу одни и те же пролетающие темно-синие облака и не верю в лучшее. Читать нечего, во дворе неуютно, настроение минорное.
Зазвонил телефон, и голос свояка вернул жизни динамику:
-- Привет. Ты не хочешь поймать килограммов сорок-пятьдесят карпа?
-- Хороший вопрос!
-- Тогда грузись и подъезжай. Поедем в Ивановку.
-- Сколько километров?
-- Семьдесят.
-- А погода?
-- Мы с Сашкой поставим по ветру. Ты даже из машины не выйдешь.
Ситуация начала проясняться. Сашка – зять Игоря. С утра они, как я догадываюсь, активно выпивали, а к обеду засвербело испытать удачу. Других дураков ехать в чертову даль по хреновой погоде не нашлось, и позвонили мне.
А я давно мечтал побывать в Ивановке, откуда свояк привозил несколько раз фантастические, если можно ему верить, (а верить ему нельзя, но я всегда верю.) уловы. Другого случая могло не представиться, и я посопротивлялся только для приличия:
-- А мы проедем?
-- Михалыч вчера на Волге проезжал, — и я спокойно проглотил очередное вранье:
-- Еду.
Сашка — мой ровесник, но его кудри, как соль, присыпала седина.
-- Привет, рыбаки. Сашок, ты отчего такой седой?
-- Жизнь бьет ключом и все по голове. Полечишься?
-- Не болею. У вас на бензин есть?
Игорь успокаивающе кивнул:
-- Хватай мешок, и этот, и вон тот, потом лодку и мешок, рядом увидишь. Ты какие сети взял?
-- Все мелкие.
-- Нормально. Пока мы будем брать карпа, карасиков погоняешь. Мужики вчера между делом два мешка хапнули.
-- Кто-то обещал, что я из машины не выйду.
-- А что тебе в кабине киснуть?
-- Слушай, а мы правда будем в такую паскудную погоду ловить карася мешками и карпа центнерами?
-- Какие проблемы, брат? Втроем – мы отличная команда.
Сашка заговорил словами политической рекламы, и, значит, я ошибся: пить они начали еще с вечера, а возможно со вчерашнего обеда.
-- Скорее, «Теплая» команда.
Загрузились, и я собрался трогать, но свояк отрицательно замотал головой. В руках у него бутылка.
-- Самогон?
-- Разведенный спирт.
-- Ну, пейте, -- откинувшись в кресле, я достал сигарету. — Давайте шустрей, не ближний свет.
Закусывали уже на ходу. Ветер просушил асфальт, дорога почти пуста. Игорь придремал, а Сашку развезло. Он бесконечно хлопает меня по плечу и пытается завязать разговор:
-- Коля, мы рыбаки, мы поймаем. Втроем, мы отличная команда.
Я напомнил, что в машине запрещена бесплатная реклама. Сашка замолчал, но очухался Игорь:
-- Стой! Трасса федерального значения.
-- И что?
-- Требуется выпить и отлить, — радостно включился Сашка.
Делать нечего. Я свернул на поросшую травой обочину. Сзади приближался Жигуль, и свояк, ругнувшись отступил за капот и нацелил свое «орудие» на фару.
-- Игорь, твою мать…
Пореформенные дороги в России пусты: никто не работает, возить нечего. Клонит в сон однообразный пейзаж. К счастью, вскоре показался знак границы района, мы оживились. Сашка начал чистить плотвичку:
-- Мы отличная команда!
-- Заезжай на ихнюю сторону, -- толкнул под руку Игорь. — «Туда» мы пьем на их стороне.
-- А «обратно» ссым на нашей?
-- Ну, да, — раскрыв дверцу Игорь зацепился ногой за порожек и едва не упал. — «Обратно» нам не хватает пойла.
Промелькнули перила моста через Узень, и в голосе Игоря послышались интонации первого лица в королевстве:
-- Первый поворот на-а-лево!
-- Не пудри мозги — покажи рукой.
Начался вдребезги разъезженный, донельзя грязный сельский асфальт. Я переключился на третью передачу и врубил второй мост:
-- Говоришь, Михалыч на Волге проезжал?
«Не услышав» вопроса свояк указал вперед:
-- Поднажми. Сегодня верблюжатинки попробуем.
Двугорбый лохматый верблюд стоит на обочине в профиль к нам и кажется таким громадным, что машина помимо моей воли отклоняется к другой стороне дороги.
-- Пусть себе стоит. Вам я в селе курочку задавлю.
-- За язык тебя не тянули…
Проехали село, и стало хуже. На второй скорости, с двумя включенными мостами машину носит от обочины к обочине:
-- Говоришь, Волга проходила?
Сашка примирительно ответил:
-- Мы втроем -- отличная команда.
-- Крути на целину. Наше место.
-- Ровным счетом девяносто километров…
На мой упрек никто не прореагировал: приехали.
Пронизывающий ветер гонит на берег крутую волну, повсюду высветляются белые барашки, облака низко нависают, но дождя нет, что не может не радовать.
Припомнив множество случаев удачной рыбалки в подобную погоду, покурили, выпили, еще покурили и начали разгружаться. От берега до берега метров двести, зеленовато-серые волны непрерывно накатывают на берег, и Сашка с Игорем отчаянно гребут против ветра. Я отправился следом, и переплыть сумел очень быстро, благодаря меньшей парусности одноместной лодки. Ветер оказался моим помощником, и я легко расставил сети вдоль камыша.

Игорь и Сашка, широко жестикулируя, идут к машине. Их лодка чернеет метрах в трехстах от стоянки.
-- Лови! — свояк небрежно швырнул мне под ноги полуторакилограммового карпенка. — Я сказал, возьмем!
-- Дыши глубже! — в Сашкином голосе отчетливо просквозили сварливые нотки. — Воткнул, как попало. — В его руках мелькнула бутылка. Мы взглядами выразили согласие. Разбросали фуфайки, прилегли и начали слушать волшебные рассказы Игоря о сказочно-богатых уловах и умопомрачительных рыбалках. Я бываю с ним на рыбалке часто, даже чаще, чем хотелось бы, но,…как-то все не в кон.
К вечеру ветер стал стихать.
-- Проверять поедем?
Оборванный на полуслове Игорь недовольно засопел, полез в машину и вытащил еще одну бутылку. Где уж они их там прячут?
-- По стопарику и вперед.
Закат отразился в воде, которая при полном безветрии волнуется всеми цветами спектра, несколько тускловатого, как замасленное стекло. Берег затягивается густеющей дымкой, и наступающая ночь не помешает проверить сети: вода дает дополнительный свет.
Карасики в ячеях редки и вялы. Я читал, что икра карася может оплодотворяться и карпом, и плотвой, и бог знает, кем еще. Здешнего не мешало бы скрестить со щукой, чтоб стал пошустрее.

Ворохнулось впереди, будто крыло, и оказалось хвостом карпа. Рывком вбросил его в лодку. Трехкилограммовая рыбина попыталась ворочаться, да не на тех напал. Ударяя снизу хвостом по моему заду, бедолага выразил запоздалый протест. Кроме него набралось с ведро карася. Игорь ограничился карпенком.
-- Эй! Катите к столу, — Сашка, видимо, заскучал. — Сейчас сам допью.
-- Не пойму, зачем тебя возим? Только водку жрешь, а ее и так не хватает.
Манера общения у моих родственничков самая зверская. Ругаются по поводу и без повода в широчайшем диапазоне, от неумеренной раздражительности до неподдельной злости. Сашка и теперь отвечает адекватно:
-- А чем бы ты ловил, если не мои сети? Команда, твою мать? — все крупные сети и впрямь Сашкины: достались в наследство от отца.
-- А не заткнуться ли вам обоим, а после поговорим о приятном и красивом.
Сашка разливал, Игорь промолчал, и до ссоры на этот раз не дошло, но люди, конечно, тяжелые. Меня жена частенько обзывает энергетическим вампиром, а рядом с ними я – сизокрылый ангел.
Нервишки мои – вещь донельзя разболтанная, и, едва заспав хмель и усталость, я проснулся. Ребята похрапывают на полу, изредка ворочаются, сопят, всхлипывают, потом храпят с новой силой.

Небо почти очистилось, только запад затянут темно-синей полосой. Светло, хотя месяц мал и тускл. Закурив, я попытался рассмотреть поплавки сетей, но на спокойной глади все смазывается серебристыми отблесками и заметить можно только крупные предметы.
Слабенько плеснуло впереди, и от берега к середине пруда медленно начала продвигаться небольшая волна. Ондатра. Она плывет в двух метрах вдоль берега. Поравнялась со мной, щелчок пальцев, нырнула, оставив бесхозными усы волн.
Рассвет мы проспали. А погода чудная! Куда девались вчерашняя хмарь и холодный ветер? Парням сегодня на работу и, увидев солнце, они вылетают из машины, как ошпаренные.
-- Коля, ты что не разбудил?
-- Сам только встал.
-- Давай быстрей. Ночью проверял?
-- Нет.
-- А где тебя носило?
-- Гулял. Сашок, будь другом, пока мы снимаемся, подкачай запаску на всякий пожарный. Ключи между сиденьями.
-- Сделаю.
Сети снимаются легко. С надеждой посматриваю вперед, но карпа больше не попалось. Только ведерко карасиков. У Игоря полный провал: ни единой головушки. За целую ночь в девяноста верстах от дома два ведра карася и три карпенка. Мы просто поимели самих себя.
-- Не психуй, Колян. Главное, процесс!
Закрутилась в обратном направлении грязь под колесами, на окраине села насмешливо покосился тот же лохматый верблюд. Наконец, асфальт, где и спустило колесо.
-- Коля, ты меня уморить хочешь. Я в восемь должен быть у главы администрации.
-- Тоже забота. Я жене карпа обещал полцентнера и карася мешок.
С колесом управились быстро и дальше поехали без осложнений, если не считать, что Сашка напился воды, раскис и снова завел свою рекламу:
-- Ребята. Втроем, мы — отличная команда!

Скачать мои книги: Литрес, Анатолий Шинкин