Эмилия Кларк рассказала о борьбе за жизнь во время съёмок «Игры престолов»

Актриса написала большое эссе для издания The New Yorker, в котором впервые рассказала, что во время съёмок в сериале перенесла инсульт и две операции на мозге. Кларк не афишировала своё состояние и решилась описать все трудности, потому что сейчас занимается благотворительностью, помогая людям с такими же проблемами.

«Как раз когда вроде бы сбылись все мои детские мечты, я едва не потеряла рассудок, а затем и жизнь, — призналась Эмилия Кларк. — Я никогда не рассказывала об этом публично, но сейчас время пришло».

Эмилия вспоминает, что выросла в Оксфорде и всегда мало значения придавала своему здоровью. Всё, о чем она думала, — актёрская карьера. «Мой отец был звукорежиссёром, он работал над постановками „Вестсайдская история“ и „Чикаго“ в Вест-Энде. Моя мать — бизнесвумен, вице-президент департамента по маркетингу в глобальной корпорации маркетингового консалтинга. Мы жили небогато, но я и брат учились в частных школах. Родители хотели для нас самого лучшего и боролись за то, чтобы мы крепко стояли на ногах».

Кларк захотела быть актрисой в три года, после того как папа сводил её за кулисы одной из постановок. В оксфордской школе она начала играть в театре и вспоминает, что тогда ничего не боялась и спокойно могла бы стоять на любой красной дорожке перед тысячью камер. Эмилия наращивала актёрское мастерство, а после школы дала себе зарок: год не соглашаться ни на какие плохие постановки и предложения. Она работала в пабе, кол-центре и в музее, а в 2010 году получила звонок от агента с приглашением пройти прослушивание в сериал HBO. Эмилия выучила диалоги из двух сцен четвёртой серии, когда брат Дейенерис пытается её ударить, и диалоги из десятой серии, когда Дейенерис невредимой выходит из огня.

В те дни актриса считала, что здорова. Иногда у неё были легкие головокружения из-за низкого давления и медленного сердечного ритма. Время от времени у неё кружилась голова, и она теряла сознание. В 14 лет у неё была такая мигрень, что Кларк два дня пролежала дома, а в школьном театре она однажды упала в обморок. «Но всё это казалось решаемым, частью стресса из-за актёрства и жизни вообще. Теперь же я думаю, что это были звоночки о том, что со мной случится».

Эмилия рассказывает, как проходила прослушивание на роль Дейенерис в крошечной студии в Сохо, а через три дня вылетела в Лос-Анджелес, чтобы её посмотрели Дэвид Бениофф и Д.Б. Уайсс вместе с продюсерами канала. В холле актриса украла весь бесплатный чай, а на прослушивании старалась не смотреть на партнёра — высокого красавца блондина. Эмилия прочла две сцены в полной темноте, потом Бениофф попросил её станцевать что-нибудь, и Эмилия исполнила танец цыплёнка и робота. И её взяли на роль со словами «Поздравляем, принцесса!».

Первая беда случилась в начале 2011 года, когда Кларк только что закончила сниматься в первом сезоне «Игры престолов». Эмилия рассказала, что болезни предшествовало очень тяжёлое моральное состояние. Шоураннеры Дэвид Бениофф и Д. Б. Уайсс описали ей Дейенерис как смесь Наполеона, Жанны д’Арк и Лоуренса Аравийского. Но после премьеры первого сезона, когда актрисе пришлось выдержать промотур и получить мировую славу, она, в отличие от героини, не ощущала никакого боевого духа. «Я была в ужасе — от внимания, от бизнеса, который едва понимала, от необходимости оправдать доверие, которое оказали мне создатели сериала. Чувствовала себя во всех смыслах голой. В первой серии я появляюсь обнажённой, и на всех джанкетах мне задавали один и тот же вопрос: „Вы играете такую сильную женщину и всё равно раздеваетесь. Почему?“ Мысленно я отвечала: „Сколько ещё мужчин мне нужно убить, чтобы оправдать себя?“»

Чтобы снять стресс, Эмилия начала заниматься с тренером. Утром 11 февраля 2011 года она была в раздевалке спортзала, как внезапно у неё сильно разболелась голова. Она так ослабла, что едва смогла надеть кроссовки. В зале ей пришлось заставлять себя делать первые упражнения тренировки через силу. А когда тренер поставил её в планку, Эмилия почувствовала, что мозг словно сжимается. Актриса попыталась игнорировать боль, но не смогла. Она отпросилась с тренировки и буквально доползла до туалета, где ей стало совсем плохо. Жуткая боль усиливалась, Эмилия испугалась, что её сейчас парализует, начала проверять, двигаются ли пальцы, а чтобы оставаться в сознании и поддерживать память, повторяла диалоги из «Игры престолов».

Кларк нашли, вызвали скорую и помогли до неё добраться. Она вспоминает, что все было как в тумане. В больнице врачи не сразу поняли, что с ней случилось, и поэтому не могли дать никаких лекарств и обезболивающих. Потом ей сделали МРТ и тут же поставили диагноз: субарахноидальное кровоизлияние в мозг, опасный для жизни инсульт, вызванный кровотечением в полость вокруг мозга. «У меня была аневризма, разрыв артерии. Позже я узнала, что около трети пациентов с таким диагнозом умирают сразу же или чуть позже. Пациентам, которые выживают, необходимо срочное лечение, чтобы избавиться от аневризмы, поскольку есть очень высокий риск повторного, зачастую смертельного кровотечения. Мне была необходима срочная операция, но даже и она не давала никаких гарантий».

В больнице Эмилия всю ночь промучилась от боли. Ей предлагали подписать согласие на операцию на мозге, и она сначала хотела отказаться из-за насыщенного рабочего графика, но всё же подписала бумаги и потеряла сознание. «Следующие три часа хирурги пытались починить мой мозг. Это была не последняя моя операция и не самая худшая. Мне было 24 года».

Когда актриса отошла от наркоза, то едва могла выносить боль, плохо видела, а речь её была несвязной. Через какое-то время медсестра спросила её имя, и Эмилия поняла, что не помнит. Для неё как актрисы это был самый ужасный страх: она ведь должна запоминать текст роли, а сейчас не помнит даже, как её зовут.

Врачи предупредили актрису, что у неё осталась маленькая аневризма в мозгу, которая может сработать в любое время, так что за ней нужно постоянно наблюдение. «Восстановление после операции было небыстрым. Были боль и морфин от неё. Я рассказала боссам сериала о своём состоянии, но не хотела, чтобы оно стало предметом публичных обсуждений. Шоу должно продолжаться!»

Перед съёмками второго сезона актриса всё ещё чувствовала себя плохо и принимала морфин между интервью. В первый съёмочный день в Дубровнике она повторяла себе: «Я в порядке, мне всего-то немного за двадцать, я в порядке!» — но вечером еле добралась до гостиницы и потеряла сознание от усталости. Второй сезон Эмилия называет для себя худшим за весь сериал: она провела его в борьбе за жизнь. «Я не знала, что делает Дейенерис, потому что, если честно, ежедневно каждую минуту думала, что умру».

В 2013 году Кларк играла на Бродвее Холли Голайтли. Репетиции были прекрасными, но постановка успеха не имела. Очередное сканирование мозга показало увеличение аневризмы, и актрисе предложили операцию, пообещав, что она будет легче первой и продлится два часа. Но всё пошло не так. «Когда меня разбудили, я кричала от боли. Операция прошла неудачно. У меня было сильное кровотечение, и врачи сказали, что без повторной операции у меня низкие шансы на выживание. В этот раз им нужно добраться до моего мозга старомодным образом — через череп. И оперировать надо немедленно».

Процесс выздоровления на этот раз был ещё болезненнее. «Я выглядела так, будто прошла через такую ужасную войну, какая и не снилась Дейенерис. Из головы торчал дренаж. Часть черепа заменили титановой пластиной. Сейчас шрамов от скальпа до уха не видно, но тогда я не знала, что они будут невидимы. И я всё время беспокоилась о потере когнитивных и сенсорных способностей. Что на этот раз. Концентрация? Память? Периферийное зрение? Сегодня я шучу, что болезнь отбила у меня хороший вкус к мужчинам. Но тогда мне было не до смеха».

Эмилия провела в больнице месяц и потеряла надежду на выздоровление. У неё начались панические атаки, развилась тревожность. «Я чувствовала, что от меня осталась только оболочка. Сейчас я не могу вспомнить все детали того мрачного периода — мой разум его просто заблокировал, — но помню, что думала: я не выживу. Ещё я была уверена, что о моей болезни узнают. Так и случилось: через шесть недель после операции National Enquirer написал короткую новость. Журналист задал мне вопросы, но я всё отрицала».

Через несколько недель после второй операции Эмилия вместе с другими актёрами сериала отправилась на Comic-Con в Сан-Диего — не хотела разочаровывать фанатов. Перед тем как выйти к многотысячной аудитории, у актрисы адски заболела голова. «Я подумала: „Вот и всё, время пришло. Я обманула смерть дважды, и она за мной пришла“. Когда я спустилась со сцены, моя пиарщица увидела меня и спросила, что случилось. Я ей призналась, но она сказала, что меня ждёт MTV на интервью. Я поняла, что если пойду, то моя смерть будет в прямом эфире»

Но Эмилия справилась — и с MTV, и со многим другим. Сегодня она восстановилась после болезни на сто процентов. Актриса решила основать в Великобритании и США благотворительный фонд SameYou, который предоставляет людям лечение после аневризмы и инсульта. Именно поэтому она и решилась рассказать всем свою историю.

«Я знаю, что не уникальна и не одинока в этом опыте. Многие люди прошли через худшее, и мне невероятно повезло, что обо мне так заботились», — признаётся актриса. Ещё она искренне радуется финалу сериала: «Я счастлива, что живу и вижу конец „Игры“ и начало чего-то нового, что бы это ни было».

Коллеги по сериалу не сразу узнали о том, через что прошла Кларк, и сейчас поддерживают её храбрость.

«Я не сразу узнала эту женщину (нас 64 000, в конце концов), но, когда она рассказала мне о пережитом, я осознала, какой она борец. Она делает прекрасные вещи и заслуживает этого. Она добрая, решительная, смешная и отзывчивая», — написала Лина Хиди в своём Instagram.

Источник: The New Yorker

Оригинал текста: https://www.kinopoisk.ru/article/3341926/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&fbclid=IwAR3ncxUchZcdm1HmXBC8e5XWQRK5O5uZspAsQp7aS5c4bRLRp-cgXqG1QWo