«Чтобы в Сочи и дальше росли чемпионы». Отец Елены Весниной о своей дочери

О самой общительной и доброжелательной теннисистке тура рассказывает, пожалуй, главный и одновременно «незаметный герой», человек, который сопровождает теннисистку на протяжении всей её профессиональной карьеры – заслуженный тренер России и по совместительству папа – Сергей Веснин.

— Елена Веснина и теннис. Как получилось такое удачное сочетание?
— Я занимался классической борьбой, жена у меня легкоатлетка. Мы всегда были в спорте, на этой почве и образовалась наша семья. Мы всегда любили спорт, участвовали в институтских соревнованиях (когда в первой половине 80-х учились в Днепропетровском институте инженеров транспорта), городских, всесоюзных. Очень много у нас было общего. А теннис мне нравился. Я во Львове ходил на корты, смотрел, как играют. Хотя ракетки у меня и не было, но я мечтал научиться играть. Жена тоже любила теннис. Когда она бегала кроссы в Сочи, смотрела, как играют отдыхающие, ей тоже это очень нравилось. Ну и потом так получилось, что Лене было лет семь-восемь, мы записали её в группу на кортах сочинского парка «Ривьера». И очень повезло, что она сразу же попала к своему первому тренеру, очень хорошему человеку и очень сильному специалисту Юрию Васильевичу Юдкину, которого знает весь теннисный Советский Союз. Он воспитал более 20 мастеров спорта СССР, очень хороший педагог и великолепный человек (
Юрий Юдкин скончался 9 сентября 2009 года. – Прим. «Чемпионата»).

Я думал вначале, что Лена просто будет играть для себя. Мечтали, чтобы она доросла до уровня первенства России, выиграла его, стала мастером спорта. Но она как-то сразу же загорелась, я даже удивился. Помню, приезжаю в парк с работы, смотрю, идёт дождь, а она стоит у стенки. Ей всего 7-8 лет, а она бьёт и бьёт в стенку и не хочет уходить. Я сразу же понял, что что-то не то (смеётся). Ребёнок сильно это полюбил, ну, я и стал ей помогать.

— В те времена можно было спокойно отправить маленького ребёнка одного на тренировку?
— Нет. С ней ездила жена, она брала сумки, котлеты, бутерброды и всё прочее. Она сидела возле стенки на лавочке, а Лена играла. С ними был ещё и сын Дмитрий, он на два года младше. Вначале он машинки катал, а потом тоже ракетку в руки взял. То есть он тоже лет с пяти-шести на корте. Сейчас работает тренером.

— Чем ещё занималась Лена в то время?
— Она ходила на танцы в сочинский дворец пионеров. Ей тоже это нравилось. И когда её тренер Юрий Васильевич сказал, что надо выбирать, потому что невозможно быть и там, и там, Лена выбрала теннис, хотя учитель танцев просила её не забирать, потому что у неё получается, «она будет солисткой». Но примерно после двухлетнего совмещения пришлось сделать выбор в пользу тенниса.

Мэр пообещал помочь сделать хорошую школу европейского уровня, в которой был бы полностью цикличный процесс, чтобы в Сочи и дальше росли чемпионы.

— Когда к вам, родителям, пришло осознание, что то, чем ваша дочь занимается, станет её профессией?
— Думаю, лет в 14, когда Лена на первенстве России по своему возрасту показала хороший результат. Тогда у неё начались более серьёзные победы. До этого момента она была примерно 14-й ракеткой в России – таких девочек очень много, и у них не много шансов куда-то выбиться. А потом она постепенно-постепенно начала подниматься. В 16 лет она уже была в пятёрке, а в 18 – в тройке.

— Чем жертвовали родители, чтобы у ребёнка были эти спортивные успехи?
— В первую очередь работой. У меня был небольшой бизнес, магазин, но я всё больше увлекался теннисом, всё больше занимался Леной. Весь свой график, рабочий день скорректировал под неё. Она закончила школу на одни пятёрки – аттестат очень хороший, она шла на медаль, она хотела учиться, и ей нравилось учиться. Мы старались сделать так, чтобы и тренировочный процесс у неё шёл непрерывно, и чтобы она не пропускала школу. И на соревнования старались ездить так, чтобы это или попадало в каникулы, или же чтобы она всё заранее сдавала, возила везде с собой учебники на эти соревнования. Кстати, мне сегодня тренер из Астрахани выслал фотографию и говорит, что, когда она играла в Ижевске, была единственная из девочек, кто приехал на турнир с учебниками.

Плюс, когда она занималась в школе, вечером мы с ней проводили тренировки в том же школьном зале. Когда зимой были проблемы с кортами, мы с ней после уроков оставались в обычном волейбольном зале, натягивали волейбольную сетку как теннисную, брали корзину мячей и часами набивали их. Сейчас эта «база», в принципе, работает, все эти комбинации, все варианты, которые должны работать на уровне рефлексов.

— Какие успехи были у брата Дмитрия? Почему именно Лене удалось выйти на мировую теннисную орбиту?
— Сейчас он работает в нашей сочинской спортивной школе тренером, у него есть свои ученики. Он тоже играл в своё время, дошёл до уровня кандидата в мастера спорта, но у него были травмы, проблемы со здоровьем – перенёс операцию на ахилле. У него таких успехов, как у Лены, конечно, не было. Ну и плюс, я больше занимался дочерью, ездил с ней, а он оставался один. Конечно, тренеры у него были, но мне не удавалось ему столько времени уделять, сколько Лене. То есть тут всё в комплексе, но думаю, что определяющим были проблемы со здоровьем, что у него не было таких физических данных, как у Лены.

— Какие у Лены отношения с братом?
— У них хорошие, тёплые отношения, они друг друга любят, всё время переписываются, всегда поздравляют друг друга, всё у них хорошо. Дима за неё радуется. У него есть ребёнок – наша внучка, тоже Леночка, назвал её в честь сестры. Ей 11 месяцев. Лена очень любит свою племянницу, каждый раз фотографии её выставляет в соцсети, подарочки ей привозит. И Алёнка её тоже любит. У них очень хорошие отношения.

— Не секрет, что век спортсмена довольно короток, но Елене не только удаётся держать высокий уровень тенниса довольно продолжительное время, но ещё и улучшать его. У вас есть объяснение, почему так получается?
— Вы знаете, когда она была маленькой, играла на всероссийском турнире «Олимпийские надежды», до 12 лет. Он проводится давно, ещё с советских времён, и там детей тестируют специалисты, спортивные врачи, психологи. Она заняла там 6-е место, и у неё было заключение, что способность её нервной системы такая, что она как бы всегда себя сохраняет. То есть в детстве она не выкладывалась на сто процентов, как бы себя берегла. И всё это затем сказалось в более позднем возрасте. К тому же она не тренировалась как другие девочки по две-три тренировки в день и по много часов. Она ходила в школу, и у неё была одна тренировка. Мы её старались делать трёхчасовой, чтобы набрать объём. Но всё равно она столько не играла, как другие, столько организм свой не изнашивала.

Ну и, конечно же, стиль игры у неё больше подходит к универсальному, а этот стиль более сложный в теннисе. Есть дети, которые просто держат мяч и хорошо двигаются, и они, конечно же, на первых порах в лидерах. Ну а универсалы открываются позднее – те, которые любят ходить к сетке, у которых игра более острая и более сложная. Такая игра оттачивается в более позднем возрасте. Взять Патрика Рафтера, который по юниорам в Австралии не входил даже в десятку, а потом выиграл два «шлема» и стал первой ракеткой мира. Лена, конечно, не первая в одиночке, но это как раз пример универсала, у которых результаты позже приходят.

— Для вас самого – какой титул Елены самый памятный?
— Конечно это Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро. Мы долго к этому шли, это была уже третья Олимпиада, и мы думали, что уже четвёртой не будет, потому что и возраст, и травмы. Приходилось работать только с травмами, чтобы лечиться и избегать их в дальнейшем. Так что победа в Рио, с таким трудом давшаяся, это, я считаю, самая главная победа Лены и Кати Макаровой.

Полное интервью читайте на «Чемпионате».

Читайте больше классных и полезных статей на канале "Чемпионата". Жмите сюда, чтобы подписаться.
Ещё больше интересного у наших друзей из Газеты.ру