Герои Бресткой крепости. Гаврош.

09.07.2018

Большую колонну военнопленных, под сильным конвоем автоматчиков с собаками вели за Буг. По пути навстречу колонне попалась машина, с немецкими кинооператорами и аппаратурой. Было видно, что они снимали фронтовую кинохронику и, увидев наших пленных, принялись крутить свой киноаппарат. Машина медленно приближалась, все ближе и ближе. И вдруг весь черный от пыли и пороховой копоти, полураздетый и окровавленный мальчик, шедший в первой ряду, поднял кулак и погрозил прямо в объектив кинокамеры. Этот мальчик был Петя Клыпа.

К началу войны Петр уже несколько лет служил воспитанником музыкального взвода 333-го стрелкового полка которым командовал его родной брат лейтенант Николай Клыпа - кадровый военный, опытный командир и хороший музыкант. Пете шел пятнадцатый год, но он был маленького роста, худенький и щуплый и поэтому казался двенадцати-тринадцатилетним подростком. Очень живой, сообразительный, добрый и смелый паренек - это по рассказам его товарищей.

Проснувшись среди грохочущих взрывов, он вскочил с кровати и не успев одеться, был отброшен близким взрывом в сторону и больно ударился головой. Несколько минут пролежал без сознания, а потом кое-как поднявшись на ноги и мало-помалу пришел в себя. И первым делом кинулся к пирамидам и схватил винтовку. Весь первый день он наравне со взрослыми отражал атаки гитлеровцев и командир - молодой лейтенант, вскоре появившийся здесь, - ставил его в пример другим.

На второй день у бойцов 333-го полка подошли к концу боеприпасы, казалось сопротивление здесь сломлено. И в этот самый момент, Петя Клыпа и Коля Новиков, отправившись на очередную разведку, обнаружили в одном из помещений казарм не поврежденный склад боеприпасов. Благодаря этому, защитники крепости, сражавшиеся на этом участке, смогли продолжить сопротивление еще много дней, нанося врагу большой урон. Кто-то по ошибке сказал, что лейтенанта Николая Клыпу убили у входных ворот крепости, и мальчик дрался, не уступая ни в смелости, ни в упорстве, ни в ненависти к врагу, кадровым бойцам.

Можно много рассказывать об этом героическом мальчишке: как он обнаружил полуразрушенный склад санитарной части, чем спас многие жизни, как ползал за водой к Бугу, откуда редко кто возвращался, как однажды в развалинах продуктового склада разыскал всякую снедь и оделял голодных ребятишек и женщин, которые оказались в подвалах казематов. Как он отказался идти в плен, когда в критическом положении, командование решило отправить в плен женщин и детей и ему как подростку это предложили. Он заявил, что должен остаться и будет драться до конца вместе с товарищами, каков бы не был конец. И старший лейтенант, тронутый и восхищенный мужеством мальчика, разрешил ему остаться.

В первых числах июля боеприпасы были почти истрачены. Тогда командиры задумали сделать последнюю попытку прорыва. Эта попытка закончилась неудачей - большинство его участников погибло или было захвачено в плен. Петя и несколько товарищей, в отличие от других, сумели переплыть Буг и прорваться сквозь кольцо немцев. Целый день и всю ночь они бродили по лесу, пробираясь к Южному военному городку Бреста, а на утро их окружили и взяли в плен. Тут их и пристроили к колонне военнопленных, о которой я писал в начале и пригнали в лагерь Бяла Подляска.

Там, в лагере, Петя встретил своего друга Колю Новикова и еще троих таких же, как он, мальчиков - воспитанников других полков. И вскоре, воспользовавшись слабой охраной, пятерка подростков исчезла из лагеря и добралась до Бреста. В городе они прожили больше месяца, но вскоре пришлось уходить. Добравшись до деревни Саки, что в 30 км. от Бреста, мальчишки какое-то время работали и жили у крестьян. А потом, Петя и Володя Казьмин, осенью, отправились за сотни километров через леса и болота Беллоруссии в сторону линии фронта.

Они прошли уже несколько сот километров, нов одной из деревень, где они остановились на ночлег, их схватили полицаи. Несколько дней спустя ребят отправили в Германию и Петя очутился в Эльзасе, где ему пришлось батрачить у одного из крестьян.

Освобожденный в 1945 году, он вернулся на свою родину в Брянск и там работал и жил вместе с матерью, пока в 1949 году не был осужден. Но это уже другая история.

Я рассказал об одной жизни Петра Клыпы, а были еще и вторая - недалеко от Магадана, и третья - реабилитация, жена, двое детей, любимая работа и запоздалое признание его подвига. Он так и останется в памяти людей Гаврошем Брестской крепости - Петром Клыпой.