"В Сибирь шагом марш!" по-советски. Уникальный и единственный случай.

09.07.2018

От времен царствования Павла I осталось в анналах отечественной истории предание о том, как во время парада гвардии на Царицыном лугу император, разгневавшись на Измайловский полк, приказал:

- На право кругом - в Сибирь шагом марш!..

И полк в полном составе двинулся на восток. Павел пришел в равновесие лишь тогда, когда гвардейцы достигли Новгорода, откуда их и вернули.

Документального подтверждения этих событий нет, скорее всего, это исторический анекдот. Но вот то, что случилось в Красной Армии в 1944 году с 214-м кавалерийским полком, - самая что ни на есть реальная история. Тогда полк в полном составе был переведен в разряд штрафных. Даже для суровой обстановки Великой Отечественной войны это был уникальный, единственный в своем роде случай.

Произошло вот что. Два полка 63-й кавалерийской Корсуньской Краснознаменной дивизии - 214-й (командир гвардии подполковник Е.В.Данилевич) и 42-й (командир гвардии подполковник А.Д.Чегланов) стояли в обороне, что называется стык в стык, стремя к стремени. Поэтому, когда противник 26 октября 1944г. перешел в наступление, Данилевич был спокоен за фланги. Оказалось, напрасно. Его сосед Чегланов, получив накануне новую задачу , молчком отвел полк с ранее занимаемого участка. Командование 214-го полка не было предупреждено об этом и из штаба дивизии. Немцы воспользовавшись этим моментом, прорвали оголенный фланг и неожиданно вышли к КП полка. Чтобы спасти Боевое Знамя, подполковник Данилевич приказал вынести его в тыл, в штаб 63-й кавдивизии. В неравном бою при отходе святыня была потеряна...

Перевод 214-го кавполка в разряд штрафных не вызвал каких-либо наказаний, кроме чисто моральных. Даже наград у личного состава не отобрали, как это делалось в штрафных батальонах и ротах. Больше того, на следующий день после объявления приказа НКО №0380 ряд офицеров и солдат получили ранее заслуженные ордена и медали. В числе награжденных был и командир полка, теперь уже майор Данилевич. Конечно, такой оборот дело могло получить лишь на исходе войны. За год или два до этого не сносить бы провинившимся головы...