4631 subscriber

Почему современные люди такие нервные.

301 full read
430 story viewsUnique page visitors
301 read the story to the endThat's 70% of the total page views
3 minutes — average reading time

Человек как биологический вид сформировался в природной среде, качественно отличающейся не только от города, но и от деревни. Однако мозг его остался таким же и прописанные в нём эволюцией инстинкты никуда не делись. Совершенно нормальным поведением не только человека, но вообще любого животного является немедленно съесть всю еду, которую он видит перед собой. Иначе эта еда испортится или же её сожрут виды-конкуренты, сородичи из другого племени и т.д. Все мы знаем, какие проблемы эта базовая инстинктивная программа создаёт для цивилизованных людей.

В живой природе эта киса тебя бы съела.
В живой природе эта киса тебя бы съела.

Ещё одним наглядным примером являются фотографии кошек и котят в сети. В джунглях, где миллионы лет жили предки людей, единственным хищником, специализирующемся на крупных приматах были крупные кошки. Их внешность очень похожа на наших домашних кошек, что неслучайно. Во все века правители самых разных народов любили как охотиться на львов, тигров и пантер, так и держать их при себе — на цепи либо в клетках. Потому что в глазах их подданных и врагов тот, кто покорил этих жутких хищников, виделся с одной стороны великим охотником, а с другой — существом ещё более страшным, почти сверхъестественным.

Милая киса, от неё совсем не хочется отводить взгляд, не так ли?
Милая киса, от неё совсем не хочется отводить взгляд, не так ли?

Любой человек, увидевший пантеру, инстинктивно будет отслеживать её поведение — как любая потенциальная жертва держит в поле зрения замеченного ею хищника. Не обращать внимания на пантеру, находящуюся в близи, было для предков человека смерти подобно. Поэтому желание смотреть на кошек является врождённым для любого человека. А тот факт, что от них в реальности не исходит никакой опасности (ни от домашних, ни тем более от их фотографий), ещё и успокаивающе действует на психику.

 — А где твоя мамочка? — У тебя за спиной!
— А где твоя мамочка? — У тебя за спиной!

С котятами этот эффект ещё сильнее. С одной стороны, любой детёныш умиляет, даже (точнее, в особенности) детёныш опасного хищника. С другой, в природе встреча с котятами той же пантеры сразу вызывало выброс адреналина в крови — а вдруг их мамаша затаилась поблизости? Один из самых страшных случаев, который мог произойти в дикой природе с предком человека, это оказаться между пантерой-матерью и её выводком. Или даже просто оказаться рядом с котятами на глазах у их матери. Вероятность выживания у неосторожного охотника в таких обстоятельствах стремилась к нулю. Но лицезрение фоток котят в сети совершенно безопасно, и смотрящий на них человек каждый раз хоть чуточку, но сбрасывает стресс, постоянно живущий в голове любого современного горожанина.

Он уже достаточно взрослый, чтобы попытаться тебя съесть?
Он уже достаточно взрослый, чтобы попытаться тебя съесть?

А почему горожанин такой нервный? Причин тому много, ведь вся его среда обитания совершенно не похожа на естественные для человека как вида саванны (и джунгли, бывшие родным домом для его предков). Но самая главная причина стресса заключается в других людях. Ведь и традиционное общество, деревенское, тоже мало напоминало жизнь первобытного племени. Одна только необходимость постоянно пахать землю и беречь запасы зерна, вместо того, чтобы немедленно их съесть, была источником непрекращающегося каждодневного стресса. Но у деревенского и первобытного общества было одно весьма важное сходство — малое количество постоянно наблюдаемых сородичей.

За всю жизнь они вряд ли видели хотя бы сотню чужаков.
За всю жизнь они вряд ли видели хотя бы сотню чужаков.

В обычных условиях любой чужак (а своими для первобытных людей были только его родственники) — заведомый источник опасности. Причём самым угрожающим признаком было наличие чужих стариков. Ребёнок или женщина угрозы не представляли, а если они потерялись или отстали от своих, их могли включить в племя. Молодые охотники были уже хуже, но и с ними можно было как-то договориться или отпугнуть, продемонстрировав им количество и сплочённость собственных воинов (именно поэтому так популярны военные парады). А вот если чужаки пришли вместе со своими стариками, значит они планируют сами здесь поселиться, захватить наши земли и убить или изгнать всех нас.

Они решают, что с тобой делать.
Они решают, что с тобой делать.

Самым страшным испытанием в глазах первобытного человека было оказаться перед множеством чужих, незнакомых стариков, которые тебя оценивают. Такая ситуация могла значить только одно: твой род проиграл битву и тебя, вместе с выжившими сородичами, поставили перед старейшинами врагов чтобы они решили вашу судьбу. Скорее всего, вас просто съедят — именно поэтому они смотрят на тебя так оценивающе. Или просто убьют, после ритуальных пыток. В самом лучшем случае вы окажетесь в рабстве. Борьба с излишним весом у современного человека имеет подсознательную подоплёку и она связана вовсе не с сексуальностью. «Я хочу выглядеть привлекательно» — всего лишь попытка современного мозга найти рациональное объяснение, очень уж не хочется впускать в сознание подлинный мотив: «я не хочу выглядеть слишком аппетитно в глазах людоедов».

Незнакомец, а ты вкусный?
Незнакомец, а ты вкусный?

В ситуации, когда на тебя смотрят и тебя оценивают незнакомые тебе люди старшего возраста, оказывался далеко не каждый первобытный человек. Если ему удавалось спастись, он всю оставшуюся жизнь пытался избежать повторения этой ситуации — например, прибивался к самому сильному племени и любыми способами старался стать для них своим. А вот современный человек в такой необратимо травмирующей психику ситуации оказывается на протяжении своей жизни регулярно. От школьных экзаменов до вызова «на ковёр» к начальству. Всех подобных ситуаций в современной жизни просто не счесть.

Твоё подсознание не знает, что тебя в случае несдачи экзамена не съедят... во всяком случае, в буквальном смысле.
Твоё подсознание не знает, что тебя в случае несдачи экзамена не съедят... во всяком случае, в буквальном смысле.

Хуже того, всю жизнь цивилизованный человек видит перед глазами лица незнакомых ему стариков (на плакатах, по телевизору, а теперь ещё и в сети), и всегда знает, что какие-то люди по каким-то критериям постоянно его оценивают. И само этот осознание, вместе с лицезрением чужих, не-родственных лиц людей старшего возраста, является мощнейшим стрессогенным фактором. С точки зрения человека доцивилизационной эпохи, мы все живём в психологическом аду. И только фотки котят позволяют нам оставаться хоть чуточку адекватными.