Разъяснение крапивинского мира.

14 March
3,7k full reads
2,5 min.
4,6k story viewsUnique page visitors
3,7k read the story to the endThat's 81% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Во всём обширном и многогранном творчестве В.П. Крапивина можно выделить несколько ключевых моментов и повторяющихся тем. Самое главное, к чему сводится авторский пафос буквально во всех книгах этого автора — святость детей. Но не всяких, а определённого возраста, который в советское время назывался «младшим школьным». То есть до полового созревания. Подростки и взрослые в мирах Крапивина также присутствуют, но обычно в качестве гостей или обслуживающего персонала (как Командоры, например), а хозяевами являются именно дети.

Иллюстрация к Крапивину.
Иллюстрация к Крапивину.

Дети в этом возрасте, как заметил ещё Люис Кэррол, живут сразу в нескольких мирах. Отчасти в нынешнем мире взрослых, отчасти в будущем (когда они сами станут взрослыми), отчасти в мире, заведомо не связанном с человеческим социумом, сказочном или фантастическом. Ещё одна центральная тема всего творчества Крапивина — Вселенная как кристалл, по которому проходит трещина — Дорога. По этой Дороге странники могут попасть в другую реальность. Иногда почти такую же, разве что с другим общественно-политическим устройством. А иногда находящуюся в ином временном потоке.

Иллюстрация к «Летящим сказкам».
Иллюстрация к «Летящим сказкам».

Есть ли аналог у такой схемы мироустройства в творчестве других писателей-фантастов? Да, причём практически идентичный. В «амберском» цикле романов Роджера Желязны описан мир, состоящий из множества вселенных, чуть-чуть различающихся между собой. И в какой-то момент времени в этом мире возникает «чёрная дорога», по которой может пройти в том числе и обычный человек, а не только представитель амберской семейки, от рождения обладающий умением странствовать по мирам. Разумеется, если он на этой дороге сумеет выжить.

«Разумные манекены», враги крапивинских мальчиков.
«Разумные манекены», враги крапивинских мальчиков.

С точки зрения амберских миродержцев, «чёрная дорога» является чем-то зловещим, вредным и опасным. Казалось бы, что здесь общего с тёплым и дружественным крапивинским миром? Однако крапивинский мир дружественен далеко не ко всем, а лишь к некоторым детям, находящимся в опасных или же дискомфортных условиях. И к тем взрослым, кто готов им помогать. Все остальные взрослые Дорогу просто не видят и попасть на неё не могут. Но главное не в этом. Крапивинских детей мир взрослых (даже самый солнечный и благополучный) в лучшем случае не понимает, в худшем — отвергает и изгоняет, если не убивает.

Иллюстрация к повести «Взрыв Генерального штаба».
Иллюстрация к повести «Взрыв Генерального штаба».

Самые жуткие персонажи у Крапивина — педагоги и полицейские, то есть представители законной власти. Ничем не лучше их и правители, но это можно списать на общий революционный пафос советской литературы. К слову о революционном пафосе — у Крапивина он крайне высок даже на общем советском уровне. Вся романтика в его текстах сконцентрирована на гражданской войне, причём не только советской (например, активно используется испанская гражданская война) и даже не только земной (мятеж в Морском лицее на планете Яра, «Голубятня на жёлтой поляне»).

Мир детей и мир взрослых у Крапивина почти не пересекаются.
Мир детей и мир взрослых у Крапивина почти не пересекаются.

Характерно, что лучшие книги Крапивина появились непосредственно перед Перестройкой и распадом СССР. Его позднее творчество уже не настолько интересное. То есть писатель предчувствовал эпоху великих социальных перемен. И его дети — это своего рода буревестники грядущих потрясений. Причём сами они подчёркнуто асоциальны. Революционерами, в любом смысле, их назвать нельзя. Они всего лишь такие, какими уродились. И, как и у Дороги, у крапивинских детей, многие из которых обладают сверхъестественными способностями (в текстах их называют «койво») тоже были предшественники в мировой культуре.

Кадр из фильма «Деревня проклятых», 1995 г. (ремейк фильма 1960 г.)
Кадр из фильма «Деревня проклятых», 1995 г. (ремейк фильма 1960 г.)

Ещё в 1957 году английский фантаст Джон Уиндем сочинил роман «Кукушки Мидвича», который вскоре был экранизирован. Сюжет романа закручен вокруг таинственных детей, родившихся в маленьком английском городке после инопланетного воздействия. Эти дети сильно отличаются от обычных, у них есть сверхъестественные способности (например, телепатия), они заведомо не вписываются в обычное человеческое общество. Разумеется, в финале происходит трагедия и дети погибают.

Ребёнок из крапивинского отряда Флагман, наследника легендарной «Каравеллы».
Ребёнок из крапивинского отряда Флагман, наследника легендарной «Каравеллы».

Можно найти нечто общее с данным сюжетом и в «Ребёнке Розмари», и в «Омене» — эти произведения также посвящены необычным детям, которым одни взрослые (как Командоры у Крапивина) поклоняются и помогают, зато другие считают их адским отродьем (в буквальном смысле) и стремятся уничтожить. И у Уиндема, и в этих фильмах дети страшат взрослых не сами по себе. Они лишь являются символом грядущих потрясений, которые фатальным образом изменят окружающий мир или же человеческое сообщество. А вот Крапивин, благодаря своему таланту и специфическому советскому воспитанию, сумел показать ту же ситуацию с противоположной стороны — глазами надвигающегося будущего и его адептов.