4376 subscribers

Снова о загадках книги «Трудно быть богом».

18k full reads
28k story viewUnique page visitors
18k read the story to the endThat's 65% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Иногда самое важное и интересное в книге вовсе не спрятано где-то в глубинах текста, под вторыми-третьими смыслами и аллюзиями, доступными лишь посвящённым, а лежит прямо на поверхности. Но именно поэтому читатели этого не замечают, привычно скользя глазами по давно знакомым строчкам. Вот и в повести Стругацких «Трудно быть богом» есть две цитаты, которые знает буквально каждый, кто хоть раз открывал эту книгу. Но их смысл проходит мимо сознания читателей. Они недлинные, поэтому приведу их целиком.

1. «Когда Румата миновал могилу святого Мики — седьмую по счету и последнюю на этой дороге…»
2. «Был это, ясно, сам святой Мика еще до приобщения к вере, многоженец, пьяница и сквернослов.»

Вепрь Ы и святой Мика. Картина Надежды Зуенко.
Вепрь Ы и святой Мика. Картина Надежды Зуенко.
Вепрь Ы и святой Мика. Картина Надежды Зуенко.

Румата, как продукт научно-технического общества, видит в вышеприведённых образцах мышления арканарских крестьян всего лишь темноту, примитивность и невежество. Ему намного ближе простой, как двуручный меч, барон Пампа или же строгий логик, учёный Будах. Окружающие его аристократы примитивны, но вполне понятны. Как и монахи-бюрократы. Хотя последнее уже должно было бы насторожить любого настоящего историка: бюрократический стиль мышления с его приоритетом писаных инструкций над реальностью на самом деле является продуктом высокоразвитого общества. В реальной Европе он получил распространение лишь в XIX веке.

Чёрные боевые монахи в представлении современных киношников.
Чёрные боевые монахи в представлении современных киношников.
Чёрные боевые монахи в представлении современных киношников.

Вернёмся к парадоксам святого Мики из вышеприведённых цитат. Согласно первой, Мика мог умереть и оставить после себя могилу неоднократно — аж до семи раз (как тут не вспомнить крестражи Волдеморта, которых было столько же), и это только на одной дороге. По второй цитате, Мика мог являться не только в виде святого облика, но и в более раннем варианте своей личности. Между тем, обе эти идеи крайне нетривиальны и чтобы их воспринять (не говоря уже о том, чтобы до такого додуматься) требуется не просто высокоабстрактное, но ещё и парадоксальное мышления. Практически, постижение дзена.

Иллюстрация Ольги Романовой.
Иллюстрация Ольги Романовой.
Иллюстрация Ольги Романовой.

Однако в книге эти две идеи принадлежат явно не церковникам, а обычным крестьянам, мышлению которых в реальности свойственна предельная конкретность. Кстати, выходцами из простонародья явно являются такие гениальные арканарские самоучки, как тот самый отец Кабани, которого видели в Пьяной Берлоге, Вага Колесо и пресловутый дон Рэба. Последний, будучи агентом Святого Ордена, разумеется, получил соответствующее образование. Но ведь и природные задатки у него заведомо имелись.

Иллюстрация к тексту Стругацких.
Иллюстрация к тексту Стругацких.
Иллюстрация к тексту Стругацких.

Кстати о Святом Ордене. Он показан как организация, в которую набирают не просто выходцев из низов, но в том числе всяких калек с убогими. Причём не просто кормят их из милости, но относятся к ним так же, как к обычным людям. А вот представителей аристократии среди орденских мы не видим, что крайне странно. В реальной средневековой Европе церковные ордена были в первую очередь аристократическими организациями. Да и церковная иерархия в целом наполнялась выходцами из дворянских семей. Епископом обычно становился какой-нибудь второй сын графа или даже герцога. А вот в якобы феодальном Арканаре ничего подобного нет, церковь там совершенно обособленная структура, и её элита состоит из талантливых выходцев из низов.

Иллюстрация к повести «Трудно быть богом».
Иллюстрация к повести «Трудно быть богом».
Иллюстрация к повести «Трудно быть богом».

То, что реальности Арканара не соответствуют земному Средневековью, что западному, что восточному, отмечалось критиками неоднократно. И очень странно, что историки-наблюдатели с Земли, которые занимаются изучением этого мира уже не один десяток лет, этого почему-то не замечали. По тексту книги, они упорно сводят всё, ими увиденное, к некоей «Базисной теории феодализма». Хотя даже далеко не гениальный Антон-Румата, поварившись в местных реалиях, если не мозгами осознал, то шкурой почуял неладное. Но сформулировать, в чём оно заключается, и донести своё мнение до коллег, не сумел.

Иллюстрация И.Б. Шаганова.
Иллюстрация И.Б. Шаганова.
Иллюстрация И.Б. Шаганова.

Подводя итог вышесказанному. Феодальная «надстройка» арканарского общества мало чем отличается от земного Средневековья. А вот местный крестьянский «базис», и опирающиеся на него религиозные структуры — крайне нетривиальны и прямых земных аналогов не имеют. Нечто общее можно найти разве что на Дальнем Востоке с его дзен-буддизмом и боевыми монахами. Но и эта аналогия будет неполной, поскольку китайские и японские чиновники во-первых думали иначе, чем европейские (а в книге менталитет арканарского чиновничества показан вполне европейским), а во-вторых были вполне светской структурой, жестко завязанной на государство, а не на религию.

Арканар на иллюстрации Андрея Карапетяна.
Арканар на иллюстрации Андрея Карапетяна.
Арканар на иллюстрации Андрея Карапетяна.

Поэтому загадку Арканара приходится признать далёкой от разрешения. Мы по-прежнему не знаем, почему местные крестьяне владеют настолько сложным стилем мышления. Откуда взялась уникальная местная культура. Как развивалась местная церковь, почему она настолько нетипична и почему действует методами, освоенными земными спецслужбами не раньше середины XX века. К сожалению, земных исследователей в книге все эти интереснейшие вопросы совершенно не интересовали, что также вызывает вопросы — как вообще могли профессиональные историки не заметить всех вышеприведённых крайне странных фактов?