4797 subscribers

Утешение постапокалипсисом

23k full reads

Жанр так называемого постапокалипсиса нынче богато представлен как в виде текстов, так и в кино, а также компьютерных играх, CG-картинках и диорамах любителей кукол для взрослых (имеются в виду масштабные фигурки спецназовцев и прочих мутантов с терминаторами в аутентичном обвесе и тактикульном снаряжении). Постапокалипсис любят самые разные люди и по разным причинам. Попытаемся разобраться в этом удивительном феномене.

Диорама с куклами по мотивам «Сталкера». Фото взято в ЖЖ И.Кошкина.
Диорама с куклами по мотивам «Сталкера». Фото взято в ЖЖ И.Кошкина.

Особо популярен этот жанр стал после 1960-х. С одной стороны, значительная часть населения более-менее развитых стран получила возможность жить относительно благополучно, так что само это занятие, т.е. выживание, из категории скучной бытовухи постепенно перешло в разряд культурного досуга. Это как для народов крайнего севера, ежедневные лыжные переходы на пару десятков километров — обыденность, а для горожанина — спорт. С другой стороны, в связи с неиллюзорной на тот момент угрозой полномасштабной ядерной войны появилось шикарное оправдание для сурвивайлистов (сорри за эту кривую кальку с английского) — он не просто так заначивает консервы с тушняком и цинки с патронами в комфортабельном погребе, а готовится на случай прихода в близком будущем атомного пушного зверька.

Выживальщик в естественной среде обитания — гараже, набитом абсолютно необходимыми вещами.
Выживальщик в естественной среде обитания — гараже, набитом абсолютно необходимыми вещами.

Однако в 1990-е выживальщики в США отнюдь не перестали готовиться к битвам на руинах цивилизации, хотя ядерная война в то время казалась уже маловероятной. Тут же придумали (точнее, выкопали из всякой макулатуры) ещё кучу подходящих страшилок, от пандемий какой-нибудь заразы до зомби-апокалипсиса. Потому что без постапокалиптики скучно и тоскливо. А почему так? Всё просто — современный человек сформировался как разумное существо, живя в стаде… то бишь племени охотников и собирателей. И современный мир человеческому мозгу в самих своих основах чужд, непонятен и неприятен. В то же время цивилизация обеспечивает невиданный в первобытных условиях уровень чисто физического комфорта. Совместить одно с другим позволяют мечты о выживании в постапокалипсисе, который вот-вот грянет. Постапокалипсис всем хорош, в нём нет ограничений социума и принуждения к постоянному подстраиванию под меняющиеся общественные требования, зато есть запас пока что не доломанных машин, ещё не разложившегося на фракции бензина, не говоря уже о пресловутых консервах и патронах.

Ещё одна кукольная диорама, абстрактно-фантастический байкер.
Ещё одна кукольная диорама, абстрактно-фантастический байкер.

Постапокалипсис интересен и приятен всем. Не слишком умный мечтает о мире, в котором не надо думать, вполне достаточно быстро соображать и полагаться на животные рефлексы с инстинктами. Ботаник желает стать в этом дивном новом мире крутым мачо с кучей стволов, спасающим девушек в живописных камуфляжных топиках. Мысль о том, что любые женщины после падения цивилизации уже через месяц будут выглядеть и пахнуть страшней любых бомжих, он, разумеется, в своё сознание никогда не пропустит. Кто-то мечтает об уютном семейном гнёздышке посреди вселенского хаоса и запустения, где можно завести сторожевых собак и послушных, но при этом живых и активных детишек, отрад родительского сердца. В общем, каждый желающий может найти подходящий конкретно ему уголок постапокалиптического рая.

Уютный домик в постядерном мире.
Уютный домик в постядерном мире.

Самое же главное, человек по сути своей охотник и собиратель. В нашем скучном мире он вынужден сублимировать свои инстинкты в лучшем случае охотой на клиентов или участием в корпоративном страйкбольном матче по выходным. А собирать — разве что марки или какие-нибудь гаджеты с алиэкспресса. Поэтому постапокалипсис психологически воспринимается им как более подлинная, по сравнению с окружающим миром, реальность — ведь там от охоты будет зависеть не получение минутного удовольствия, а само выживание, причём не только его самого, но и зависящей от него, мужчины-добытчика, общины друзей-подруг-единомышленников. Ещё один огромный плюс постапокалипсиса — в нём в любой момент можно уйти от надоевшей тебе компашки в какую-нибудь другую, где девки красивей и разговоры интересней. И тебе обязательно будут рады, ведь с собой ты приносишь свои стволы и прочие полезные ништяки. Даже если у тебя нет крутых стволов или личного байка, всё равно в суровом мире лишняя пара глаз и ушей не помешают — например, чтобы ночью было кому подменять караульного.

Выживать женщинам неинтересно, а вот сделать симпатичный косплей с аккуратно-чумазым макияжем — всегда пожалуйста.
Выживать женщинам неинтересно, а вот сделать симпатичный косплей с аккуратно-чумазым макияжем — всегда пожалуйста.

Среди сурвивайлистов при этом практически нет женщин. Не только потому, что ковыряние в железках и меряние калибрами стволов им не так интересно, как среднему мужчине. Но ещё и по той причине, что выживать одному может быть и весело, а вот выживать с ребёнком, особенно мелким, даже просто в малоцивилизованном месте, не говоря уже о диких землях, удовольствие сильно ниже среднего. Плюс к этому, женщины обычно представляют постапокалипсис куда реалистичнее, чем погружённые в созерцание собственной крутости офисные мачо. И отсутствие привычных предметов личной гигиены для них намного страшнее саблезубых крыс и радиактивных мутантов. Впрочем, мужчины тоже предпочитают проводить свой отпуск не в дебрях глухого замкадья, а на курортах, так что и их любовь к постапокалиптике практически всегда чисто платоническая.