2326 subscribers

Мария Зорина: «Эта пьеса касается каждого»

315 full reads

В МХТ имени А.П. Чехова премьера – молодой режиссер Егор Трухин, студент пятого курса мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе, выпустил спектакль «Мама» по мотивам пьесы Флориана Зеллера в рамках «Лаборатории режиссерских дебютов». Эта постановка – практически бенефис Марии Зориной. О том, чем цепляет рассказанная Зеллером история, о детстве в Японии и учителях, с которыми посчастливилось встретиться, – в интервью актрисы.

Мария Зорина в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022
Мария Зорина в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022

– Мария, пьесы Флориана Зеллера из «семейной трилогии» – «Папа», «Мама», «Сын» – сегодня идут во всем мире. Как думаете, почему они так популярны?

– Мне кажется, что у всех в жизни происходит одно и то же по большому счету. У всех есть родные, у кого-то их уже нет, но тем не менее остается много вопросов, так как близкий человек ушел, и беспокоит что-то недосказанное, невысказанное. И вот сколько мы живем, столько и продолжается этот диалог. Как в случае с нашей героиней, которая мысленно ведет разговоры с членами своей семьи. Это могут быть ее воспоминания или фантазии, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту в доме и душе, чтобы окончательно не сойти с ума от одиночества.

Мария Зорина в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022
Мария Зорина в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022

– Но ведь это не просто история болезни? От такого ракурса зрителю легко отстраниться, сказать: «Это не про меня».

– Нет, конечно, это не история болезни. Пьеса Зеллера актуальна именно потому, что касается каждого. В любой семье существуют свои подводные камни, даже если со стороны все выглядит идеально, как на картинке из журнала. И если наш спектакль трогает, то именно потому, что задевает эти общечеловеческие болевые точки.

– По сути, «Мама» в постановке Егора Трухина – это ваш моноспектакль.

– Так неожиданно вышло. В пьесе четыре персонажа, но в ходе репетиций мы пришли к решению, что муж Анны и ее дети будут присутствовать в основном в ее сознании. Спасибо Егору Трухину за то, что он поверил в меня и предложил эту роль, дав шанс расширить свои профессиональные возможности. Это здорово, когда в жизни такое случается.

Кузьма Котрелёв, Мария Зорина, Мария Сокольская, Алексей Краснёнков в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022
Кузьма Котрелёв, Мария Зорина, Мария Сокольская, Алексей Краснёнков в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022

– А как вам работалось с начинающим режиссером, еще студентом ГИТИСа?

– Вы знаете, я с этим прекрасным молодым человеком знакома давно. Помню, как еще ребенком Егор приходил на «Гамлета» Юрия Бутусова, где у его папы Михаила Трухина была главная роль. В том спектакле я выходила в роли Актрисы. Это была замечательная команда. Я их всех просто обожала. Позже преподавала на курсе, где учился Егор, в Школе Олега Табакова, я там работаю почти со дня основания этого учебного заведения. И так получилось, что я смогла наблюдать за развитием Егора как будущего артиста. Человек он амбициозный и очень обижается, когда я говорю, что он прекрасный артист: «Я не артист! Я режиссер!» Егор целеустремленный, ищущий, он не боится рисковать, у него есть своя точка зрения, которую он готов отстаивать. У него удивительные учителя. А еще у него отзывчивое сердце, которое знает, что такое боль. Это очень важно. А значит, из него должен выйти настоящий режиссер.

– Сложно вам было перестраивать отношения – раньше это был ребенок друзей, потом ваш студент, а теперь режиссер, главный человек в спектакле?

– Нет, не сложно. Для нас отдельно существует работа, а отдельно – жизнь, мы можем в чем-то расходиться во мнении в процессе работы, а потом отправиться пить кофе и болтать о чем угодно. Вообще я очень рада, что у нас на «Маме» сложилась такая замечательная команда: Егор, художник Анна Кострикова, художник по свету Александра-Виктория Чаян, хореограф Николай Реутов, помощник режиссера Александра Зотова, мои партнеры по спектаклю Алексей Красненков, Кузьма Котрелев, Маша Сокольская. Маша, Кузьма и Егор ведь еще и однокурсники по Школе Табакова, то есть все они в какой-то степени мои бывшие студенты. Мне приятно смотреть на них, видеть в них состоявшихся артистов и добрых, достойных людей. Есть даже некоторая гордость, что я чуть-чуть имею к этому отношение. Когда ты видишь становление человека как личности, это вдохновляет.

– В вашей биографии я прочла, что вы родились в Японии. А как так получилось?

– Там работали мои родители: сначала в корпункте АПН в городе Осака, позже в Токио. Японским врачам я обязана жизнью – мое появление на свет было непростым, и по медицинским законам мои легкие не должны были раскрыться, но я заорала, как иерихонская труба. Наверное, с тех пор я так люблю петь. (Смеется.)

Мария Зорина, Мария Сокольская, Алексей Краснёнков, Кузьма Котрелёв в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022
Мария Зорина, Мария Сокольская, Алексей Краснёнков, Кузьма Котрелёв в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022

В Японии, когда была возможность и время, мы с родителями старались выбраться на природу, поехать в парк или на океан, посетить буддистские и синтоистские храмы, пообщаться с японцами. Мне это очень нравилось. Там я начала изучать английский и повседневный японский, позже, уже в школе в Москве, продолжила занятия языками: французским, испанским, немецким. До сих пор увлекаюсь изучением языков, что мне очень пригодилось в моей профессии как актерской, так и в преподавательской. Еще занималась музыкой, пением и балетом.

– Когда в 2004 году в МХТ вы репетировали в спектакле знаменитого японского режиссера Тадаси Судзуки «Король Лир» и два месяца жили в его театральном центре в Тоге, это было для вас важно?

– Конечно, это была грандиозная поездка! Помню, мне позвонила помощница художественного руководителя Ольга Семеновна Хенкина и спросила: «Ты научишься за месяц играть на скрипке?» Я ответила: «Не знаю… Научусь!» «Король Лир» был поставлен на мужчин, ну а мы, несколько актрис, играли медсестер. Нужно было, одновременно играя на скрипке, двигаться по сцене и существовать по системе Тадаси Судзуки. Для меня было очень символично, что спустя определенный жизненный цикл я вернулась в ту среду, в которой выросла. Конечно, мы с коллегами по театру по-разному ходили по японским улицам – для меня воздух, запахи, цветы, камни, гора Фуджи имели иное значение. Все было близко знакомым. Премьера «Лира» состоялась в Токио, на нее пришли наши японские друзья и даже мой бывший одноклассник по школе при посольстве.

Мария Зорина в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022
Мария Зорина в спектакле Егора Трухина "Мама", 2022

– Если вы так увлекались языками, то почему решили стать актрисой?

– Случайность. Я поступала в Институт стран Азии и Африки. Но в это время у меня произошла некая влюбленность, и я сказала себе: «А пойду-ка я в театральный!» Мечтала попасть на курс Олега Табакова, но меня не взяли. В результате поступила в Школу-студию МХАТ на курс Романа Ефимовича Козака, Дмитрия Владимировича Брусникина и главного моего педагога Аллы Борисовны Покровской. Она стала для меня настоящим маяком по жизни. Мне очень помогала ее вера в мои силы, даже когда мне казалось, что все безнадежно. Алла Борисовна и сама прошла достаточно тяжелый путь становления в актерской профессии и всегда говорила мне: «Маша! Посмотри мне в глаза! Все будет хорошо!» До самого ее последнего дня.

Уход Аллы Борисовны – огромная потеря для меня. Абсолютно невосполнимая. Раньше я, проезжая мимо ее дома, обычно ей звонила: «Здравствуйте! Еду мимо, машу вам ручкой». Собственно, я и сегодня продолжаю так делать, обращаясь к ней, увы, уже мысленно. Потому что верю, что никто никуда не уходит. То есть приобретает какую-то другую форму существования. Чувствую это очень отчетливо.

Интересно, что и с Олегом Павловичем Табаковым наши пути в итоге пересеклись. Произошло это благодаря Кириллу Серебренникову, который позвал меня на роль Степаниды в спектакль «Мещане». Там была всего одна реплика: «Мочи нет самовар носить, ноженьки подламываются». Но Кирилл Семенович и музыкальный руководитель постановки Владимир Панков сделали так, что моя героиня проходила красной нитью через весь спектакль. Все четыре часа я находилась на сцене. Это было настоящее боевое крещение.

В труппу меня взяли не сразу. Олег Павлович очень долго наблюдал за мной, давая мне шанс. А дальше ты либо сможешь взлететь, либо разобьешься. Как-то даже заметил: «Ты наш камикадзе. Но исход благополучный». Поэтому, когда меня пригласили вступить в труппу МХТ – что мне казалось несбыточной мечтой, – я была совершенно счастлива. Олег Павлович тогда сказал: «Вот та, которая себе выбила место под солнцем!»

– Кирилл Серебренников занимал вас почти во всех своих постановках в МХТ: в «Мещанах», «Господах Головлевых», «Киже», «Трехгрошовой опере». Какой спектакль самый любимый?

– Наверное, «Киже». По форме, глубине, объему – по всему. Как кропотливо собирались исторические документы, как создавались костюмы, да вспомнить даже пол – весь в колдобинах. А мы солдаты, и нам надо ходить по нему ровно! Уже в одном этом был образ государства. Серебренников всегда внимательно ко мне относился, говорил, например, что у меня большие вокальные возможности, которые он и использовал в своих постановках. Я всегда это помню, как помню и другие слова своих старших коллег и учителей. Например, фразу Олега Николаевича Ефремова, которую мы слышали уже в пересказе Олега Павловича Табакова: «Не забывайте, что вы люди». Или как говорил Михаил Андреевич Лобанов, наш педагог в Школе-студии МХАТ, к сожалению, недавно ушедший из жизни: «Я тебя очень люблю, а значит, прощаю».

Когда в тебя верят учителя, это дает неимоверные силы.

Я это и до своих студентов стараюсь донести.

Сайт MХТ имени А.П. Чехова: mxat.ru

Telegram-канал: @mxatchekhova

Беседовала Александра Машукова

Фото Екатерины Цветковой

#театр #актриса #мхт #мхт им чехова #культура #интервью #мама #трухин