Когда зависть исцеляет

30 June 2018

Обед. Я дома. Угрюм и зол - на работе не лучший день. С порога чую, что-то не так и в нашей местечковой ойкумене. Ага! Разодрана и раскидана по кухне пачка макарон, в углу аккуратно разбита трехлитровая банка, а в туалете на полу, прямо посередине кем-то оставлено небольшое, но теплое сообщение. Наверное, мне. Я этому не рад. И тишина.

Кошка Чернуха спокойно спит и понятно, что она не при делах. Кота Беляшика нигде нет. Ищу его, зову - тщетно. Этот плод тайной любви бандерлога и хомяка, эта циничная кабанячья морда сидит где-то тихо и не отзывается ни на приторно-ласковое "Беляшик, хороший мой ко-о-от", ни на нейтральное "Ну, выходи уже давай", ни тем более на угрожающее "Ну все, тебе жопа!"

И тут я поймал себя на мысли - если я и был зол на кота, на работу, на хмурые будни, то в глубине души мне хотелось бы жить вот так же, как Беляшик, непринужденно и легко. Разъедрить, сожрать, уфигачить, а потом насрать на видном месте и спрятаться от всех, чтоб никто меня не нашел.

Знаете, бывают такие глубокие эмоциональные переживания, с которыми сложно справиться в одиночку, но у меня получилось. Я постоял, помечтал, расплывшись в дурацкой улыбке Гуинплена, немного позавидовал коту. И мне полегчало. Кот тоже остался доволен - в обед я его не нашел, тем более рука бы на него не поднялась после такой сложной эстетической метаморфозы. А вечером, после работы кто ж побьет голодного котейку?