Козни мохнозадых ихтиандров

Кошка Чернуха не спеша подошла к лежащему на полу, отдыхающему коту Беляшику, обошла его, села рядом и потыкав ему лапой в брюхо, совершенно буднично осведомилась:

- Холтофф, хотите коньяку?

- Чё, каво? - Непонимающе уставился на нее Беляшик.

- Белешман, шоб вы знали, культурные коты говорят: "Кого, что?" - назидательно, менторским тоном, как профессор с кафедры известила его кошка.

Беляшик обиделся и отвернулся.

- Беля, не надо так тупить об шутку. Я про другое и со всей серьезностью, - ви хочете рибу?

- В общем, наверное, да, - лениво ответил кот.

- А, например, сегодня?

- Ну, не отказался бы.

- А шо скажете за прямо сейчас?

Кот резко оживился:
- А у тебя есть рыба!? - он торопливо оглядел подругу, но рыбы у нее не обнаружил.

- Я б тебе сказала шо да, так нет! У меня рибы нет. Но, я знаю где её есть!

- Жареная, вареная, копченая, какая, где? - кот проявлял торопливую заинтересованность.

- Риба есть в ванной. Уже размороженная, но еще в тазу с водой. А вы знаете мое отношение к воде, - кошку передернуло, - И если бы вы, Беля, организовали достать ее сюда, так сошли бы за приличного кота.

- А нам не попадет? - осторожно поинтересовался кот.

- Нам нет, - сделав упор на слово "Нам", честно ответила Чернуха.

Беляшик доверился подстрекательнице и проник в ванную. Оперевшись на бортик, он встал на задние и потянулся передней лапой к тазу в центре ванны. Длины лапе трагически не хватало самую малость. Тогда, мелко семеня и суетливо подпрыгивая, кот пытался дотянуться, понемногу увеличивая амплитуду подскоков. Не рассчитав очередной прыжок, Беляшик внезапно обнаружил себя лежащим на пузе поперек скользкого бортика и без надежной опоры.

Паника наросла мгновенно. Размахивая когтями и вращая хвостом, кот кувыркнулся через голову и ухнул задней частью в таз к рыбе. Свежемороженая горбуша стеклянным взглядом бесстрастно наблюдала муки кота. Наполовину мокрый, с дикими глазами он тут же выскочил обратно на бортик и увидев подходящего к двери меня кинулся в кухню под стол, прятаться.

- Что вы тут устроили, ихтиандры мохнозадые? - Строго, с надрывом, глотая выступившие от смеха слезы, спросил я. Спросил даже не котов, а так, в общем: эфир, космос, вселенную.

Чернуха, усиленно вылизываясь, отбрехалась:
- Ничого не знаю! Ци очи ничого не видалы, ци лапки ничого не чипалы!

- А чего это ты, Чернуха, по украински вдруг заговорила? Меня терзают смутные сомнения!

- А шо таке? Кажу як хочу! За немецьки лаюся, по россйському звичайно измовляю,
по одеськи торгуюся, та обурююся. Що тоби не так, собака?

- Да ладно тебе, я просто так спросил, вижу ты в сторонке сидела, непричастная к нарушению беспорядков.

- Ну и видчепись вид мэни! Я можа - вученый полиглотний лингвыст!

И Чернуха, не признавая ни капли своей вины, торжественно удалилась. Рыбой коты полакомились вечером. Я наковырял им не жирных кусочков без костей из запеченой в духовке горбуши.