Купание монохромных коней

Жопа устроена просто и надежно, но это не мешает моим котам регулярно находить на неё приключений. В этот раз мохнатые эксплореры по недосмотру дорвались до весеннего балкона. Успели вылезти до того как я провел уборку и произвели спектральный анализ содержания голубиных какашек в грязном тающем снегу. Професионалы своего дела, они уже через 5 минут были грязные как черти и довольные как слоны Ганнибла прущие напролом через Альпы к зеленым италийским лугам.

Итогом исследований явилась насильственная процедура полноценного купания с ароматным дегтярным шампунем. Жена стирала Беляша, я - Чернуху. Беляшик в руках супруги полностью теряет волю и склонность к доминированию, поэтому отстирался он унизительно послушно, быстро, без нервов. А Чернуха, которая воды боится панически, решила продать свою шкурку задорого, невзирая на потери. И cвои и мои.

Коварно внесенная мною в ванную комнату, при звуках уже настроенного несильного теплого душа, она попыталась извернуться и элегантно соскочить со снаряда. Я к этому был готов и проявив ловкость, удержал её и сунул под душ. Планка у Чернухи трагически упала, начался Ад и Израиль, а я прочувствовал себя профессиональным экзорцистом. В процессе намачивания тушки я еще справлялся, да и Чернуха, стоя на две ванной под потоком воды, вроде бы догадывалась, что топить её пока не собираются.

Тут я отпустил одну руку, взял шампунь и обильно полил им кошку. Почувствовав запах дегтя, кошара втопила на пятой передаче и начала мощно дрифтовать по мокрой ванне, как бы выражая своя несогласие умирать еще и в газенвагене. Успешно зацепившись за мою левую руку, повиснув на ней, остальными лапами она попыталась если не вскрыть мне живот, то хотя бы расписать меня моей же кровью под хохлому. Это было терпимо, но, больно.

Орали мы оба, дико и до окончания процедуры. В борьбе с исходящими демонами я оказался сильнее. Кошку отстирал, завернул в полотенце, но сидеть на руках кровавого тирана она отказалась и предпочла сушиться у супруги, жалобно мявкая, трясясь мелкой дрожью и рассказывая ей об ужасах тоталитарии. А мы с Беляшиком пошли на кухню поискать чего бы сожрать после всех этих хлопот.