Проблемы маневрирования на сверхнизких высотах у семейства кошачьих

После праздника остались воздушные шары. Развешаны они были повыше, чтобы коты, в любой степени упоротости в желаниях, не смогли бы их достать. Но Беляшика я недооценил. Он поел, отдохнул и непобедимым прыгуном уверенно вышел в коридор к своему громкому успеху.

Я лениво поглядывал за тренировочными прыжками чемпиона. С места, с разбега. Ничего особенного. Никаких откровений. Пока Беляшик не догадался сходить в туалет и не продуть цистерну главного балласта. После чего, в первой же зачетной попытке, упорный спортсмен взял высоту и дотянулся таки до шарика. Когда резиновое изделие оглушительно лопнуло где-то рядом, над его ушами, кот дико испугался и еще в воздухе начал непроизвольно... нет не срать, а просто бежать.


Коснувшись пола, он немедленно издал звук характерный для летательных аппаратов, преодолевающих звуковой барьер, и унесся в просторы кухни выбивать своей тушей страйк по стоящим у батареи бутылкам с минералкой. Литровым кеглям, некуда было отскакивать от батареи, кроме как обратно, на застывшего в экстатическом волнении Беляшика. Психика кота, не переварив еще и нападение бутылочных клонов, в ужасе забросила его на обеденный стол, где он очумело стоял с выгнутой спиной и распушенным до толщины пожарного рукава хвостом, пока я не забрал его на руки.

Больше в этот вечер Беляшик о прыжках и полетах на сверхнизких высотах не вспоминал. Но жрал охотно, в этом деле у него психика стабильна в любых условиях.