Съешь еще этих мягких французских колпачков

Где-то в закромах строгой отчетности у меня валялся мешочек с пылезащитными колпачками для гитарных джеков. Для кого я его бережно хранил не помню. Наверное, для котов, раз они его и добыли. Нашли, вскрыли и пока никто не заметил, тихонько грызли эти, внезапно вкусные колпачки. От жадности, кошка Чернуха насадила колпачок на коренной зуб, не смогла снять и ходила раззявив пасть и обливясь слюнями. Ввиду несходимости челюстей, она полностью утеряла кусательную способность. Это по полной, в корыстных целях использовал кот Беляшик. Он люто затиранил и до воя искусал беззащитную кошку, как последний сукин кот.

Ко мне, для соискания посильной помощи, кошка явилась и сдалась на поруки, в образе черного инока-страдальца,

с жиденькой бородкой из слипшегося в соплях-слюнях меха. Пришла и молча села рядом, капая себе на лапы и глядя на меня тревожно. Такой, наверное, выглядит бешеная кошка. Пришла бы она ночью к сонному и я бы натурально лег, чтобы больше не встать. Но, был вечер, я бодрствовал, а потому поржал, да и снял колпачок. Повезло. И вот тут, милаха Беляшоид огреб. Сначала от рыцаря света (меня), а потом и от кипящей темной местью Чернухи. Лютое добро она и помнит крепко, и сама причинять умеет мастерски.