«Мягкая сила» гнёт «вертикаль». Пора ли волноваться вологодскому губернатору?

Поражения сразу в нескольких регионах «обречённых на успех» провластных кандидатов и ставленников партии власти показали наличие на местах мощного запроса на политиков нового типа.

Новая политическая реальность формируется прямо у нас на глазах. Так в Приморье, где под угрозой разгромного поражения врио губернатора, поддержанного лично президентом, власть пошла на откровенные фальсификации и в итоге признала выборы недействительными. На новых выборах кандидата по фамилии Тарасенко точно не будет.

Хабаровский край, где мало кому известный кандидат от ЛДПР Сергей Фургал (говорят, выдвинуть свою кандидатуру его попросили в избирательном штабе местного врио губернатора Вячеслава Шпорта) победил главного претендента во втором туре с ошеломительным результатом: 69,57% против 27,97%. Фургал получил даже больше голосов, чем президент Путин 18 марта (65,78%), отмечает движение «Голос». Наконец, Владимирская область, где действующая глава региона «единоросска» Светлана Орлова уступила либеральному демократу Владимиру Сипягину со «счётом» 37,46% : 57,03%.

Примечательно, что победившие кандидаты практически не вели избирательных кампаний в то время, как кремлёвская администрация активно работала на победу своих кандидатов.

Эксперты объясняют протестное голосование ростом запроса на обновление власти. «Везде, где Кремль выдвинул „новые лица“, они избрались без всяких проблем. Со сложностями столкнулись в основном те, кто идёт на второй срок», — говорит политолог Аббас Галямов.

У такого мощного желания обновления есть свои фундаментальные причины — мощный социальный негатив и пенсионная реформа, которая многими в обществе воспринимается как нарушения негласного договора с властью: относительный рост благосостояния в обмен на лояльность. А также просчёты власти в выборе кандидатов.

Но не только. Свою роль сыграли и проблемы, характерные для каждого из регионов. Политологи называют, например, историческую протестность Дальнего Востока и бедность Владимирской области.

А вот, к примеру, политолог и советник Вячеслава Володина Алексей Чадаев называет еще одну причину — трагический разрыв между интересами верховной власти, решающей интересные ей геополитические задачи, крупного бизнеса (государственного, в том числе), который бьётся за господряды, периодически страдает от геополитических рисков (санкции) и в добровольно-принудительном прядке вынужден оплачивать проекты развития, и всех остальных политически и экономически активных групп населения, которые выживают, как умеют, на российских территориях.

С одной стороны, малый и средний бизнес получает «крохи с барского стола» корпораций, как, например, в виде подрядов «Северстали» или «ФосАгро». С другой, остаётся за бортом в случаях, когда другой корпорации удаётся выгрызть себе какую-либо привилегию на территории.

Так, например, «Россети» в Вологодской области сумели «победить» региональную сбытовую компанию, а дочерняя структура «Газпрома» практически монополизировала управление областной теплоэнергетикой.

Не слишком, по их словам, радуют местных предпринимателей и реализуемые на территориях проекты развития. Они (предприниматели), за малым исключением, не только не оказываются их бенефициарами, но наоборот — попадают в число «пострадавших». А потому — чаще всего, становятся их естественной оппозицией. Местный пример — череповецкая ТОСЭР, предлагающая «варягам» такие налоговые и инфраструктурные преференции, которые аборигенам могут только сниться.

«Именно в этих разрывах — главный риск и главная уязвимость системы. Сшивка геополитики, корпоративных проектов развития и текущих интересов людей и бизнеса на территориях — основной запрос времени», — пишет Чадаев в посте на своём сайте. В противном случае, по его словам, электоральное давление «мягкой силы» на местах будет нарастать.

Да, отечественные «крепостные сословия (бюджетники, военные, рабочие, пенсионеры и прочий подневольный люд) с лёгкой руки «украинских товарищей» принято пренебрежительно называть «ватой». Но вата, достигнув критических объёма и массы, может погнуть и самую стальную «вертикаль» власти.

Следовательно, считает политолог, к руководству на местах должны приходить новые люди. Новые не только по определению, о чём говорит уже упомянутый Аббас Галямов, полагающий, что «надо новых врио, а губернаторы, идущие на второй срок, имеют все шансы проиграть». Новые по сути: те, кто способен сочетать в себе компетенции политика, коммуникатора, стратега и социального инженера. Кто способен держать в поле зрения и геополитику, и проекты развития, и коммунальные проблемы жителей конкретного населённого пункта. Кто сможет говорить с рядовыми избирателями на одном с ними языке.

Пожалуй, действующему губернатору Вологодской области пора волноваться, учитывать опыт последних выборов в подготовке к попытке переизбрания на новый срок, которая состоится у него осенью следующего года.

Знаменитая Коко Шанель говорила: «У вас есть только один шанс произвести первое впечатление, второго не будет». Поэтому вариант избрания, который использовал Андрей Травников в Новосибирске, для Олега Кувшинникова уже не актуален.

Нужно придумывать что-то другое...

Илья Неведомский