Таким людям не место в детском приюте

История моей подруги, которая работает в детском доме.

Я работаю в детском приюте. Коллектив у нас подобрался пёстрый. Кто-то просто исполняет свою работу «на троечку». Кто-то – наоборот, работает даже сверх положенного, в свободное время занимаясь сбором вещей и прочим. Но никого из наших никогда нельзя было обвинить в отсутствии человечности.

Но вот на работу взяли новую няню Галю. Её выбрали потому, что Галя и сама выросла в детдоме. Значит, должна понимать, каково это – быть брошенным. Плюс ко всему – молодая, 25 лет. У самой двое детей.

На то время в младшей группе было 7 человек. И все – так или иначе искалеченные судьбой.

источник фото https://yandex.ru/images/search
источник фото https://yandex.ru/images/search

Вот четырёхлетняя Аня и пятилетний Тарас. У них есть ещё младший братик в доме Малютки. Их мама – запойная пьяница, все её дети от разных мужчин. Тарас и Аня целыми днями сидели одни в закрытой квартире на окне. Чтобы соседи могли через форточку их покормить.

Где мать Паши и Алёнки – никто не знает. Мы её никогда не видели. Их папа только освободился, но уже успел навестить нас. Пришёл пьяный и стал при детях орать: «Пацан – мой, а эта – от хмыря одного, пусть уходит!»

Это – двойняшки Анур и Лилиана. Цыганчата. У Лилианы – ВИЧ, а у Анура – нет. И такое бывает. Девочка о болезни не знает, но научена: если поранится – ни к кому не подходить и звать взрослых.

А вот – наша любимица. Таня. У Тани – синдром Дауна и целый букет болячек, и вообще-то ей положено находиться в спецзаведении. Но, на беду, в нашем городке таких нет. Таня вряд ли доживёт до 30. Мама отказалась от неё сразу после родов.

Для многих людей дауны выглядят отталкивающе. Но только для тех, кто не знаком с ними поближе. Они – не такие, как мы. В них совсем нет злости. А более сострадательных созданий я ещё не видела. Когда-то к нам во двор приюта пришла местная собака. Она поджимала лапу. Таня минут 40 сидела возле неё на корточках и плакала. И повторяла: «Тебе бона? Бона? И мне тоже бона…» Хватала нас за руку, вела к собаке и говорила: «Помоги!»

Но вернёмся к новой няне. Поначалу Галя рассказывала, как она страдала в детдоме и как любит теперь обездоленных деток. Но на деле показывала совершенно другое. Ребёнок мог лежать, уписавшись, в мокрой кроватке, пока воспитатель не увидит. А Гале было лень что-то делать. Со временем мы перестали просить её менять бельё (хотя это нянина работа) и делали это сами.

Но больше всех Галя невзлюбила нашу безобидную Таню. За что – непонятно. У девочки после сна появлялся ярко выраженный тремор и нарушение координации. Через час это проходило. Няня то и дело из-за этого над ней издевалась, обзывала уродиной. Мы, ясное дело, вступались. Разговоры выходили довольно жёсткими, и Галя стала осторожнее. Но это - когда мы слышали. А сколько раз не слышали?

Однажды Галя не подозревала, что в группе во время сончаса есть кто-то из взрослых. Туда случайно зашла моя коллега. И услышала: «Что трясёшься, кобыла! Опять обоссалась! А вот я тебе сейчас твои ссаки на голову намотаю, будешь нюхать!» В ванной на холодном кафеле стояла и дрожала голая Таня (была зима!), а няня швыряла ей в лицо мокрые вещи.

После этого случился скандал. Коллега моя – тётка матёрая, всякое в жизни видала. Большая, грубая, но сердобольная. Маленьких и слабых лелеет, а обидчиков жёстко наказывает. На крики сбежался весь приют.

Но это помогло только на время. Нападки на Таню продолжились. Тогда мы вконец обозлились и «настучали» руководству.

Гале дали месяц испытательного срока. Конечно же, она его не выдержала. Хотя, если честно, мы с девчатами приложили к этому особые старания. Потому, что таким людям не место в детском приюте.