Мотопутешествие Владивосток - Новосибирск. Часть 5

18.01.2018

Читать часть 4

День 7. Выезд из Иркутска. (09.05.2015)

Надо ли говорить, что утро было тяжелым. Именно тяжесть в голове не позволила мне выехать раньше часа дня, пока я окончательно не был уверен в том, что могу адекватно воспринимать действительность. Ситуацию осложнял праздник 9 мая, а с ним и множество перекрытых доблестными сотрудниками улиц – а им попадаться в таком виде ой как не хотелось. Ребята проводили меня до стоянки, мы обнялись на дорожку, и я двинул в Красноярск. Че там ехать-то, тыща несчастная. За полдня? Легко. Запомните мой девиз – если что-то кажется вам недостаточно сложным, выполните это в сжатые сроки и, желательно, ночью.

Ехать было очень тепло. Наряд огородного пугала сменила кофта поверх черепахи и те самые знаменитые туристические, облегченные с годами, перчатки. В паре селений воткнулся в плотнейшие пробки ввиду народных гуляний – как-никак, 9 мая. Время около 3 часов дня, я так и не отдалился от Иркутска даже на 300 км – почему бы не пообедать? Пока ел, встретил компанию очень разношерстных байкеров – разные классы мотоциклов, разный возраст – но ведь могут же находить общий язык. Это – отличный момент моей мотожизни. Ребята много расспрашивали и про мотоцикл, и про дорогу, а потом наговорили добрых слов в дорогу и проводили с миром. Ехать стало приятней, не столько из-за обеда, сколько из-за общения с единомышленниками. Много ли человеку надо…

Когда я прикинул ту тряску, что случалась под колесами с фразами упомянутых выше ребят об «отличной дороге впереди», я было подумал, что парни то, похоже, ничего слаще редьки не пробовали. Однако, буквально через пятьдесят километров начался прямо-таки хайвэй: широченные полосы, относительно дружелюбные уклоны. Ехать было интересно и тепло. За долгие километры по снегу я успел соскучиться по этим ощущениям. Пару раз заставляли нервничать стремительно бегущие к дороге дети, когда проезжал села и деревни. Инстинктивно начинаешь снижать скорость, кто знает, побегут они через дорогу, или нет. Но они бежали приветствовать, махать руками и ждать от тебя поднятой руки в ответ.

Километров эдак за 400 до Красноярска в воздухе были видны столбы дыма. Густые, тяжелые серые тучи поднимались над верхушками – горит лес. Пока ехал к ним, думал, как действовать в случае сильного задымления – на перекуре переложил из кофра в набачную сумку футболку. Благо, такие меры не потребовались – задымление хоть и было внушительным, но ехать по нему можно. Я совсем не удивился, когда увидел пожары именно около трассы – видна «рука» человека. Ехать по пожару самому и смотреть репортажи по телевизору – две большие разницы. Дымка, стелящаяся в метре над трассой то «пропускает» тебя внутрь, то мгновенно останавливается в местах сильного скопления дыма. Остановился сфотографировать и понял, как сильно веет жаром – пожар раскинулся на деревья, которые были на противоположной стороне дороги, но это не мешало горячему воздуху долетать до меня, и чувствоваться даже через экипировку.

Музыка порядком надоела, выключил плеер и поехал под рев прямотоков. Думать легко, потому что не о чем – свист, рев, дорога. Пока ехал, почему-то пришла мысль о том, что нужно сделать на мотоцикл крючок для шлема, желательно с замком, чтобы не ловить его на заправках и не бояться за сохранность, ненадолго покидая коня. Почему именно сейчас эта мысль – без понятия, пируэт мысленной траектории неясен.

Вскоре пожары кончились, а вместе с ними кончился и солнечный свет. Стемнело и стало холодать, пришлось опять натянуть куртки, кофты и футболки из тех, что были в запасе. До байкальского холода далеко, но приятного мало. На горизонте замаячили огоньки, которые в приближении оказались придорожным комплексом – шиномонтаж, гостиница, кафе, в общем, полный джентельменский набор. Остановившись, я отметил большую концентрацию советского автопрома на автостоянке, преимущественно в пацанском исполнении – вырвиглазное литье, наклейки «Хулиган» — все по стилю. В помещение кафе я зашел в лучших традициях вестернов – все пары глаз моментально обернулись на меня, только что музыка не выключилась, разве что. Кафе оказалось точкой сбора и посиделок подрастающего поколения местного бомонда. В воздухе витали незаданные «ты с какого района» и «че такой дерзкий». Под пристальным контролем всех посетителей, я проследовал к бару и наковырял из набачной сумки мелочи на кофе, после чего проследовал на выход. Реакция не заставила себя ждать, вот уже ко мне подходят ребята, только что танцевавшие около девятки, припаркованной рядом. Сколько жрет, сколько прет, а нахера тебе за такие деньги мопэд. Пара коротких историй про ИЖ (минимум одна такая история есть у каждого жителя России старше 30 лет) из отрочества, ребята отваливают. Стакан кофе подходит к концу, начинаю думать о том, как ретироваться. Из кафе выходит компания из пяти наголо стриженных ребят с серьезными лицами, подходит ко мне и просто повергает меня в шок вопросом: «Далеко едеТЕ?». Уж чего-чего, а обращения на Вы в этом заведении я не ожидал. Вкратце набросав статус путешествия, от себя добавив о друзьях, которые вот-вот встретят меня на трассе, я поспешил откланяться. В спину мне били низкие частоты сабвуферов из классики Автоваза, а я встал на курс до Красноярска, в который мне было суждено приехать сегодня не раньше 3 часов утра. Сильное планирование маршрута, знаете ли.

Красноярск – красивый город, особенно ночью. Скоренько добравшись до дома друга, я получил отказ в моем невинном желании оставить мотоцикл на парковке от работника оной. Мотоциклы не брать – приказ начальства. Делать нечего, сил особо выяснять отношения нет, ставлю мотоцикл во дворе, снимаю кофры, и мы поднимаемся в квартиру моего друга Димы. Омуль, проставленный за гостеприимство, пара баночек пива, разговоры – и вот уже глаза не хотят держаться открытыми, на дворе пятый час утра. Пора спать, завтра немаленький отрезок до самого Новосибирска.

День 8. Выезд из Красноярска. (10.05.2015)

Около часу дня я был готов встать на трассу. Пара фотографий на прощание и можно отчаливать.

Сразу за городом, трасса встретила меня шквальным дождем и ветром, которым меня, конечно, уже не напугать, но передвижения по полосе без своей воли заставляют сжимать ручки мотоцикла еще сильнее. Маршрут знакомый, не до каждой ямки, но все же ехать спокойнее и легче. Так или иначе, до дома меньше тысячи километров, а значит, что, на крайний случай, я уже нахожусь в зоне досягаемости помощи друзей. Голову, свободную от анализа опасностей, наполняли философские мысли.

Например, почему к мотоциклистам на заправках так часто подходят заговорить люди? К автомобилистам же не ходят. Смог придумать только то, что, судя по всему, мотоцикл является тайной страстью большого количества человек. Однако, в силу страха, социального положения или других абсолютно ничего не значащих факторов, люди не садятся в седло. А мотоциклист, которого такие люди встречают, есть отражение этой мечты – поэтому рассказать ему о своей страсти не грешно.

Зачем мы уезжаем?

Комфорту железных коробок мы предпочитаем свист ветра в ушах. Мы меняем уют квартир на скупость и однообразие придорожных мотелей. Мы продолжаем ехать в град, чтобы потом почувствовать на лице теплое дуновение ветерка. Каждый километр, пройденный на мотоцикле – твой. Мы специально лишаем себя удобств, ставших такими привычными. Ведь именно так можно дать себе понять, как дорого тебе то, что ты имеешь.

Мы уезжаем, чтобы вернуться.

Состояние этого участка дороги я оценю, как «терпимо» — не припомню ни тряски, ни гладильной доски – сносная трасса, относительно легкий участок. До Новосибирска дошел затемно, и около двух часов ночи уже обнимал семью. Восемь дней пути и шесть тысяч сто тридцать шесть километров были позади.

P.S. Чтобы хоть как-то передать через текст, как именно было холодно, поделюсь личным фактом – большие пальцы ног, на момент публикации, ничего не чувствуют :)

Читать часть 1

Читать часть 2

Читать часть 3

Читать часть 4