Драка на поминках

30.03.2018

Фото Pikabu
Фото Pikabu

«Ибо там, где не чувствуют общей беды, — никому не простят и никто не спасётся» — это Дмитрий Быков, тогда ещё вполне вменяемый человек, написал в 2009 году, после трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС. Впереди был пожар в пермской «Хромой лошади», и 156 человек, погибших там, и все тот же единый сценарий. Спустя 9 лет он изменился самым удивительным образом – стал ещё хуже.

«Где траур?! — кричали блогеры в воскресенье, когда только появились новости о пожаре в кемеровском торговом центре. — Где смена сетки вещания?!» Среди блогеров много журналистов, которые лучше всех знают: траур всегда объявляют на третий день, а пять жертв для крупных СМИ всегда «мелковато». Да, это звучит как гребаное кощунство. Но крики о гнусности провластных СМИ за отсутствие реакции в первый день трагедии, когда ещё никто ничего толком не знал, а в распоряжении у всех были только подтверждённые данные про пять тел и слухи про 400 трупов – выглядят как гребаное лицемерие вкупе с непрофессионализмом.

Тиражируемые слухи про 400 трупов выглядят ещё хуже – особенно на фоне того, что даже абсолютно оппозиционная «Медуза» выпустила гид о том, почему это только слухи. Но невозможно остановить блогеров и журналистов, обуянных праведным антипутинским гневом. Все как один – они пишут о проклятой власти, о пожарных, которые равнодушно бурчали людям о каком-то следствии (а иногда даже о пожарных, которые никого не спасали). Представьте себя на месте этих пожарных, которые шли в огонь вытаскивать маленьких детей и выносили их, уже не живых: что и как они должны были говорить? Что и как должны были слышать убитые горем люди, только что потерявшие семьи? Ну, и разумеется, весёлые пранкеры и фейковые видео. Хотя чему удивляться – мы наблюдаем это каждый раз, когда случается большое горе.

С другой стороны все настолько же обыденно. Губернатор Кемерово заявляет, что митинг, где требуют его отставки, организован врагами России, и люди просто не понимают, что делают. Сам он при этом к горожанам не выходит. Вместо него выходит заместитель, который откровенно не знает, что делать и что говорить (и это понятно по-человечески) и в конце концов становится на колени. Перед ним выступает чиновница, которая тоже не знает, что говорить – и говорит прекрасное: почему сразу такая реакция, почему отставка, сколько детей каждый день умирает, от СПИДа, например… Смотреть на это страшно не только с точки зрения морали, а с точки зрения сохранения государственности: бунты начинались от меньшего.

Дьякон Андрей Кураев между тем коллекционирует высказывания церковных деятелей, одно другого интереснее. Тут вам божья кара за «Матильду», и рассуждения о том, можно ли отпевать некрещёных детей, и истерические крики о мировой закулисе, которая и подожгла ТРЦ, прямо как в Одессе, и, конечно, Великий Пост, в который следует не по киношкам бегать, а чинно сидеть дома, тогда и Бог бы не наказал. Часть этих заявлений уже удалена из сети теми, кто это публиковал – но доводы на самом деле примерно одинаковые у части сетевой околоцерковной публики. То, что религия и гуманизм – временами две совершенно разные вещи – это естественно и понятно, но есть же правила общечеловеческого приличия?

На самом деле их нет – либо границы за последние девять лет расширились невероятно. В самом деле: если кричать о госдепе и мировом гейском заговоре прилично, когда люди бастуют из-за невыплаченной зарплаты, или не хотят, чтобы с ними рядом вырубали парк, или собираются на митинг против жадных и недобросовестных застройщиков – почему неприлично кричать то же самое, если в крупном пожаре погибли люди с детьми? Если допустимо в современном обществе устраивать многомесячные пляски вокруг художественного фильма и обещать божью кару всем, кто пойдёт в кинотеатры – то почему не обвинить всех погибших в нарушении Великого Поста? И если нормально устраивать воинствующую истерику в 17 постов за вечер о проклятом Путине в любой непонятной ситуации, то чем «Зимняя вишня» лучше?

Мы деградировали до предела. Раскол в обществе, посеянный в 2010 году законом о защите чувств верующих, который поставил всех в положение оскорбляемых и оскорбителей, взошёл, заколосился и дал буйный урожай. Если ты не с нами, то против нас. Если ты за Путина, с тобой не о чем разговаривать, если ты против Путина, тебя надо бить – и повод тут неважен. Количество реакций на раздражители сократилось донельзя: что бы ни произошло, со стороны власти следует запрет, со стороны общества с обеих сторон – истерика. Это можно наблюдать прямо сейчас, когда Госдума уже готовится каким-то образом «урегулировать работу СМИ» во время чрезвычайных ситуаций, пропутинская часть выкатывает в поддержку очередного полезного начинания вот эту фотографию, оппозиция уже то тут, то там заявляет, что ТЦ в Кемерово подожгли спецслужбы, чтобы ограничить в стране свободу слова. А в Кемерово в это время хоронят погибших, люди ищут, как помочь, священники ищут слова утешения.

Это самое трудное: найти слова не для гнева, не для правоты, не для оправдания. Ещё труднее, чем просто помолчать хотя бы в день траура.

Оставить свой комментарий вы можете здесь.