«Строгие суждения» Владимира Набокова

18 October 2018

Суждения Набокова часто вызывали у коллег и критиков недоумение. Когда после успеха «Лолиты» писатель стал транслировать свои взгляды в виде интервью, а потом собрал и издал их отельной книгой – это недоумение сменилось разочарованием.

В «Строгих суждениях» Набоков уничижительно отзывается о многих почивших и еще живых авторах. Он называет прозу Конрада «сувенирной лавкой с кораблями в бутылках» игнорируя тот факт, что как минимум два крупных произведения в библиографии писателя – «Тайный агент» и «На взгляд Запада», – не имеют отношения к морской эстетике. Книги Хемингуэя у него – детские, хотя мало кто лучше чем автор «По ком звонит колокол» писал про страх смерти и его преодоление.

Фолкнер у Набокова автор «кукурузных хроник», но а) это словосочетание принадлежит Уиндему Льюису на которого Набоков почему-то не ссылается б) в Йокнапатофе выращивали хлопок, а не кукурузу с) известно, что Набоков прочитал у Фолкнера только «Свет в августе» – не маловато ли, чтобы судить об авторе в активе у которого 18 крупных произведений?

В интервью Набокова содержатся нападки не только на писателей. Фрейд аттестован не иначе как «шарлатан». Это прозвище видимо должно подчеркнуть как мало имел австрийский ученый общего с подлинной наукой в отличие от Набокова, который написал несколько статей про гениталии голубянок. Презрение Набокова, впрочем, с годами обернулась против него – Эрик Кандель в книге «В поисках памяти» пишет о том, сколь многим современная нейробиология (куда сложнее энтомологии) обязана Фрейду.

Издание книги "Строгие суждения" 1974 года

Снисходителен Набоков только к самому себе. В интервью он не без самодовольства рассказывает о своем богатом на известные имена пышном генеалогическом древе, о том как его мучали не такие как у всех загадочные приступы межреберной невралгии и бессонницы. Даже для отправления своих естественных нужд он придумал специальный термин – «тронные размышления».

«Строгие суждения» демонстрируют ограниченность Набокова как интеллектуала. Можно раз прочитать, что общие идеи – плохо, коммунисты – скоты, Фрейд – дурак, а Джойс – чемпион, но натыкаться на такое почти в каждом интервью – утомительно. Также видимо посчитали английские рецензенты, когда книга была впервые опубликована в 1974 году. «Книга привлечет внимание будущих биографов и литературоведов, но трудно представить по какой причине она сможет заинтересовать кого-нибудь еще» – отметил Колин Уилсон, обозреватель «Спектейтор».

С ним сложно не согласиться.