АПОСТОЛ ИОАНН И АПОСТОЛ ПЁТР

Одна моя мудрая студентка прислала мне такое письмо, сразу после литургии в своём храме:

«Сегодня была такая грустная проповедь отца настоятеля в нашем храме...что все плохо, все должны нести свой крест, что Бог оставит тех, кто ропщет и проч., и проч... В эти минуты мне всегда помогают воспоминания Ваших статей о том, что Бог желает, чтобы всем было хорошо и что счастье возможно здесь на земле и оно в Боге и с Богом) Мне так жалко людей, которые стоят и слушают, как батюшка всех пугает, хочется их утешить и сказать, что Бог не такой, каким его только что представил батюшка...»

И я подумал, что самое большое заблуждение людей, даже верующих, сводится к тому, что Бог действует в этом мире против них. Будто Он, - это какой-то небесный бухгалтер, который только и ждёт, чтобы достать калькулятор и, выставив перед Собой списки злых и добрых дел попавшего к Нему человека говорит: «Таак… Давайте подобьём сумму...»

Что ж, представлять Бога именно таким — это древнее искушение для человечества. Ведь Адам и Ева согрешили не просто тем, что нарушили запрет — главным было то, что они Бога, прежде родного и близкого, ощутили как авторитет, как начальника, как чужого, которого можно слушаться или не слушаться, но которому нельзя доверять.

С тех пор целые миллиарды людей думали и думают о Боге именно так — как о чужом и неблизком, судье, законодателе, великом первоисточнике, творце, но не как о Родителе, не как о Том, Кто сказал: может ли мать оставить своего ребёнка? Но даже если она оставит - Я не оставлю тебя.

Такой Бог, Бог милости и любви, и был проповедан апостолами. И в этом была подлинно благая весть нашему миру — Тот, Кто его создал, заботится даже о том, чтобы нам было что покушать ближайшим вечером. Мыслимо ли — автор метагалактик и звёздных скоплений, тот, кому чёрные дыры и туманности как ёлочные шары - интересуется тем, где нам взять игрушек, чтобы нарядить детям ёлку на Новый год.

Он и вправду таков, наш Бог — что с Ним все эти бесчисленные галактики становятся для нас маленькими и домашними, словно шары на ёлке. А хтонические чудовища древности, вся злая сила, замирают где-то за порогом нашего дома, далеко-далеко, и следопыты охраняют наши пути, чтобы мы никогда не столкнулись с ними. Мир стал детской в родительском доме. Мир стал близким и драгоценным, и драгоценными сделались наши жизни в лучах нездешнего света. Вот что принёс нам Христос, вот о чём ликовали апостолы Иоанн и Пётр, и вот что они умели донести собравшимся.

Как было бы хорошо, если бы и священники умели говорить о том же. Знаю случай, когда в неком огромном, миллионном городе люди спешат в некий храм, потому, что там священник рассказывает не о казнях грешников и не о политической ориентации, и уж никак не о том, как всё стало плохо в наше время, - а о радости, которую Бог даровал этому миру сполна.

Как-то Редьярд Киплинг выступал с речью в университете Макгилла в Монреале. И там он, предостерегая студентов от увлечения деньгами, положением, чинами и властью, сказал так: " Однажды вы повстречаете человека, для которого всё это не имеет значения, и тогда Вы поймёте, как Вы бедны."

Что-то подобное испытывает и человек, когда ему, столько много лет слышавшему, что Бог — карающий судья, вдруг кто-то мудрый и добрый скажет простую и светлую истину — Богу можно доверять и Ему есть дело до всего, что происходит с нами. Христос умеет смотреть на эту жизнь человеческими глазами, и будучи искушен может и искушаемым помочь. И даже более этого — и поможет! Непременно поможет. И тогда, открыв, наконец, Бога, как Он есть, мы будем и вправду счастливы, и все иные представления о Боге, все наши ступени на пути к тому, чтоб открыть для себя Его подлинную любовь и милость, станут для нас не дороже, чем великий улов рыбы с Генисаретского берега для Петра...

Артем Перлик