Что не так с Нобелевской премией по литературе

19 May 2018
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Веселые новости о сексуальной и бюджетной распущенности внутри Нобелевского комитета по литературе прошли как-то незамеченными. А ведь такого удивительного бесстыдства сложно было даже вообразить. Так и хочется спросить: неужели, вы этими же руками занимаетесь искусством? Может даже не мыли перед тем, как выдвигать Боба Дилана? Ладно, расскажем, о чем собственно речь.

Началась вся эта история чуть больше 120 лет назад, в 1895 году, когда Нобель вбухал неплохой капитал в создание специальной премии по литературе. По задумке ее должен был получать какой-то выдающейся литератор за высокие достижения в непростом занятии сочинительства. По идее, премия должна быть независимой и сугубо профессиональной. Но практически сразу выяснилось, что все это не совсем так. Сам институт был построен на довольно гнилом фундаменте.

Во-первых, в качестве своеобразного жюри вступают довольно ограниченный круг шведских литераторов. Шведская литература, конечно, оставила свой след в литературе мировой, но, если говорить о его толщине, заметности и значении… Грубо говоря, это не заброшенный хутор, как литература украинская, но и нечего такого выдающегося. Скорее, небольшой провинциальный городок. Даже не Таганрог, а Выкса. И вот эти провинциалы с 1901 года решали, кого сделать главным писателем мира.

Поэтому вопросы к выбору провинциалов последовали практически сразу. Скандалы шли друг за другом. Например, в самом начале прокатили мимо нобелевки Толстого, потому что он недостаточно прогрессивный и осуждает все формы цивилизации. Герберта Уэллса отказали из-за того, что он слишком популярный. Карл Чапек посмел оскорбить руководство нацисткой Германии, а Ремарк – нацистских офицеров. А вот Борхес, наоборот, пожал руку Пиночету и пролетел. Тогда комитет стал уже не таким консервативным. О том, кто премию все же получил, тоже можно говорить долго, но как-нибудь в следующий раз.

Во-вторых, решения принимаются тайно, не публично. В комитет входит 18 человек, академики избираются пожизненно, тихонько распределяют средства, под покровом мрака и тайны выбирают лауреата, новых академиков и занимаются не менее увлекательным литературным процессом. Никакого контроля со стороны общества, никакой прозрачности и откровений. При всех этих минусах, Нобелевский комитет производил впечатление респектабельного института, пока не вскрылись факты откровенного непотребства. История получилась такая.

Катарина Фростенсон
Катарина Фростенсон

В 1992 году академиком стала шведская поэтесса Катарина Фростенсон. О силе ее поэзии сказать что-то сложно, но зато у нее есть муж Жан-Клод Арно, фотограф. Теперь уже правда бывшей. Как только Фростенсон стала принимать решение, кто получит нобелевку, Арно тут же открыл у себя немалые таланты арт-директора. Он открыл жутко элитарный и интеллектуальный клуб «Форум», где собирались сливки богемы, чтобы посмотреть экспериментальные постановки, оргазмические перфомансы и просто читки. Обслуживали все эти сборища молодые девушки-волонтерки. Слава богу, не в костюмах зайчиков, но с не меньшим энтузиазмом. Место было для своих, но очень известное.

Жан-Клод Арно
Жан-Клод Арно

Ничего страшного в существовании клубов для интеллектуалов нет. Беда только в том, что работал этот «Форум» практически полностью существовал за счет средств Фонда. Жена год за годом выбивала детищу мужа гранты, которые позволяли творчески самовыражаться и иметь неплохой личный доход. Попутно выяснилось, что месье Арно каким-то образом еще и сливал информацию о новом нобелевском лауреате. Обычно эту информацию держат в секрете, чтобы нагнать немного интриги. Но и инсайде тоже можно заработать. Тиражи лауреатом растут, радуя правообладателей… В принципе, отсюда всего один шаг до лоббирования интересов тех или иных авторов, но тут поймать его не удалось. Но самое неприятное в этой истории даже не это.

Все милые подробности коррупции внутри Нобелевского комитета вскрылись только из-за болезненной тяги месье Арно к женскому полу. Живя в одной постели с Нобелевской премией по литературе, бывший фотограф и нынешний арт-директор не гнушался при этом сексуально домогаться всего, что пробегало рядом с этой премией. Журналисты раскопали некрасивые истории, в которых фигурировали лауреаты и их жены, академики, известные писательницы и куча молодняка, желающего испить литературной мудрости. Всего набрали 18 случаев разной глубины дикости: от интимных прикосновений до изнасилований. И надо понимать, что рассказать об опыте общения с Арно согласились единицы.

Сара Даниус
Сара Даниус

Есть один обескураживающий момент. Информация о том, что с Арно что-то не так впервые поступила в Нобелевский комитет в 1996 году, но тогдашнее его руководство сделало вид, что это какая-то шутка. Что-то расследовать стали только в 2017 году. И только благодаря академику Саре Даниус и журналистке Матильде Густафсон, которая начала серию публикаций со своим собственным расследованием. Власти, включая шведскую полицию, фактами изнасилования, а это уголовное преступление, не заинтересовались. Привлеченные Даниус юристы быстро подтвердили все обвинения против Арно, раскопали факты коррупции и порекомендовали быстренько его посадить.

Думаете справедливость восторжествовала? Как бы нет так! Нобелевский комитет тут же взбунтовался против Даниус. Изнасилование и коррупция не сильно пугала некоторых академиков, а вот шумиха в прессе – привела в ярость, и они пошли в разнос. Даниус тут же максимально оплевали, академики разделились, при этом защитников Арно оказалось большинство. В результате комитет стали покадить академики: кто в знак протеста, кто на всякий случай. В конце концов, ушли Даниус с женой Арно – Фростенсон. Академиков осталось всего 12, чего недостаточно для нормальной работы, премия этот год пропускает, чета Арно благополучно растворились в Евросоюзе, шведская полиция продолжает делать вид, что никакой коррупции и изнасилований не было.

Что в сухом остатке? Будьте осторожны в Швеции. Постарайтесь обходить стороной академиков Нобелевского комитета по литературе и их родственников. Даже если вы докажите, что они вас ограбили или изнасиловали, никто такими мелочами заниматься не будет. Ну и не читайте, нобелевских лауреатов последнего призыва. Мало ли как проходил выбор…