Объяснение сюжета «Матрицы». Что означает концовка фильма. Реальности не существует?

В свое время фильм «Матрица» задал стандарт боевиков. Прием bullet-time или замедление времени был впервые полноценно применен именно в этой картине. И хотя фильм под завязку набит кунг-фу, перестрелками и драками, на самом деле, кино не об этом.

Сама идея фильма была настолько нова для своего времени, что позволила трилогии стать культовой и узнаваемой по всему миру. Технологические приемы были впоследствии использованы во многих боевиках, а драки и перестрелки задали новый "стандарт" на многие годы. Более того, идеи из фильма находят применение и в реальной жизни. Современными учеными всерьез рассматривается теория о том, что наш мир может быть симуляцией.

Тем не менее, вторая часть «Матрицы» получилась несколько сумбурной и не все поняли замысел сценаристов. А ведь именно во второй части была раскрыта тайна матрицы, Нео и мира машин.

Возможно, причина в том, что важные сюжетные моменты были раскрыты лишь во время диалога Архитектора и Нео, в конце второй части. Запутанная манера речи Архитектора и короткие ответы Нео преподнесли сюжет в несколько завуалированной форме. А тот факт, что это происходило к самому концу второй части, сыграли не последнюю роль – зрители не готовы воспринимать такую информацию после полуторачасового экшена.

Попробуем объяснить сюжет «Матрицы» и смысл действий некоторых героев, который Вы могли упустить.

За все три фильма нам ни разу не показали реального мира. Возможно, его и вовсе не существует.

В начале трилогии кажется, что есть два мира – реальный, с машинами и виртуальный, где жил Нео. Однако к финалу второй части становиться понятно, что мир машин, Зеон и все выжившие люди – это тоже симуляция, однако, гораздо более сложная, чем матрица. И этому есть несколько подтверждений:

Об этом говорит Архитектор в конце второй части. Из его речи становиться понятно, что Нео не первый избранный, и что Зеон уже погибал 6 раз. Нео предстоит сделать выбор между спасением Тринити или спасением Зеона, однако, что бы он ни выбрал, исход предрешен заранее.

Сцена с Архитектором Матрицы отрывает большинство тайн фильма
Сцена с Архитектором Матрицы отрывает большинство тайн фильма

Как только избранный доберется до истока матрицы, до архитектора, у него будет два "выбора" – перезагрузить матрицу, при этом машины уничтожат "оплот человечества", а миссией избранного будет выбрать новых людей, для отстройки нового «Зеона». А значит, Зеон напрямую связан с матрицей.

Вторым «выбором» избранного является игнорирование всех происходящих событий в мире машин, что, возможно, вызовет ошибки в матрице.

Все избранные до Нео, а их было 6, выбирали первый вариант, благодаря чему, вернули баланс в симуляцию и запустили цикл с начала.

Естественный ход событий в матрице – появление людей, борющихся с машинами, «агента Смита» - программы-вируса и избранного - программы–антивируса. При этом избранный перезагружает матрицу, и запускает весь процесс симуляции по-новой.

Мир Зеона - это симуляция мира машин

Мир машин видимый "обычным глазом" и "глазами" Нео. Перед ним главный сверхразум, показанный в форме чистой энергии.
Мир машин видимый "обычным глазом" и "глазами" Нео. Перед ним главный сверхразум, показанный в форме чистой энергии.

Если внимательно следить за сюжетом, из речи агента Смита в первой части, когда он удерживает в заложниках Морфеуса, можно понять, что машины не стремятся к существованию как к таковому. Они хотят эволюционировать.

Для машин нет абсолютно никакого смысла создавать матрицу, и засовывать туда людей. Более того, имея неограниченные возможности для создания матрицы, абсолютно бессмысленно создавать ее в таком виде, когда люди могут из нее выбраться и дать отпор машинам. Притом, что такой сценарий повторяется уже в седьмой раз.

Смысла в существовании матрицы в том виде, в котором она существует в фильме, нет никакого. Только если и мир машин является симуляцией...
Смысла в существовании матрицы в том виде, в котором она существует в фильме, нет никакого. Только если и мир машин является симуляцией...

Смысл существования матрицы - площадка для эволюции машин, основываясь на поведении людей. А мир машин – это не «реальный мир» в понимании человека. Это мир, созданный машинами, глобальная симуляция. Это «операционная система», где «матрица» - одна из программ. Все условия этой симуляции созданы для развития машин. События в этой симуляции происходят в момент триумфа машин – во время их победы над человечеством.

Для чего же нужен Зеон? Ведь если это все симуляция, машины сами могут менять правила игры. Зеон нужен для того, чтобы позволить программе избранного взаимодействовать с «людьми», которые отказываются быть в матрице. Это одна из главных двигателей машинной эволюции и ключ к тому, чтобы понять человечество.

Сопоставив все факты, становится абсолютно очевидным, что все «люди», находящиеся в матрице – это тоже программы. Программы, созданные по образу реальных людей, симулирующие их поведение. Возможно, что за пределом машинной симуляции, существуют или некогда существовали прототипы этих людей, об этом мы не узнаем.

Нео – не человек, а программа

Об этом также говорит архитектор во второй части. Это подразумевается и в финале. Более того, по сюжету, Нео – это антипод Смита. Они существуют для того, чтобы уравновесить друг друга. И чем сильнее становится Нео, тем сильнее становится Смит. А в конце, как только Смит превращает Нео в свою копию, он самоуничтожается, потому что больше не остается причин для существования программы «агент Смит».

То, как Нео видит окружающую действительность доказывает, что мир машин - это тоже симуляция.
То, как Нео видит окружающую действительность доказывает, что мир машин - это тоже симуляция.

Тот факт, что Нео – программа, а мир машин - симуляция, подтверждается сценой, когда агент Смит переходит в тело «реального» человека. Было бы абсурдным считать, что программа может управлять человеком. Если бы это было возможным, машины уже давно заменили бы всех реальных людей программами и поработили человечество, при этом смысла удерживать разум человечества в матрице не было бы никакого. Ведь именно машины имеют полный контроль над матрицей.

Сила Смита прямопропорциональна силе Нео. И один будет существовать только до тех пор, пока существует другой.
Сила Смита прямопропорциональна силе Нео. И один будет существовать только до тех пор, пока существует другой.

Окончательное подтверждение того, что мир машин это тоже симуляция появляется когда в мире «Зеона» Нео обретает способность видеть Смита и машины, будучи лишенным глаз. Попав на базу машин, он спокойно идет по коридорам, подходит к главному «разуму» машин и без проблем садится на кресло. Такое возможно только в том случае, если и Нео и окружающая его действительность также являются искусственными.