Судьи конкурсов классической гитары рассказывают о процессе судейства

Классическая гитара, путеводитель по каналу

Для многих внешних наблюдателей не всегда понятен внутренний механизм судейства гитарных соревнований. Недавние разговоры с людьми, которые служили судьями на различных международных конкурсах, немного приподнимают завесу этой тайны и выявляют методы, используемые для того, чтобы победил действительно лучший кандидат, была соблюдена честность конкурса, а сам конкурс способствовал началу карьеры молодых исполнителей.

Для некоторых конкурсов судейская коллегия состоит исключительно из гитаристов, другие жюри могут включать и не-гитаристов. В качестве примера можно привести Parkening International Guitar Competition в 2015 году, где председателем жюри был знаменитый виолончелист Lynn Harrell, а Angel Romero был единственным гитаристом среди четырёх судей. В 2018 году на Guitar Foundation of America International Concert Artist Competition к гитаристам Joaquin Clerch, Dale Kavanagh, Ровшану Мамедкулиеву и другим в жюри присоединился пианист Awadagin Pratt.

Иногда перед судьями ставится задача принимать решения после обсуждения, а в других случаях каждому судье предлагается только сделать численное ранжирование, а затем дать числовую оценку, без обсуждения. Есть сторонники обоих подходов, и некоторые жюри сочетают эти методы.

Перед началом конкурса проводится предварительная проверка кандидатов и выбор пула конкурентов. Затем игроки переходят к первому из трёх раундов. Во многих случаях исполнители играют только для судей. Но иногда первый раунд проводится отдельным набором судей, и иногда эти люди дают рекомендации на основе видеороликов исполнителей. Во втором или полуфинальном раунде уже просеянный набор игроков выступает перед судьями, которые в конечном итоге будут выбирать победителей (иногда с участием и внешней аудитории).

В большинстве конкурсов, но не во всех, есть пьесы, которые должен сыграть каждый участник, а также свободный репертуар. В последнем туре список исполнителей обычно сокращается до трёх (или четырёх в случае GFA). Финал часто проводится перед широкой аудиторией, и в этот момент уровень игры обычно весьма высок.

Дэвид Таненбаум (David Tanenbaum), руководитель гитарной программы Консерватории Сан-Франциско, участвовал в трёх конкурсах в свои ранние годы, а после победы на Carmel Classical Guitar Festival в 1977 году был приглашён в следующем году как судья, в возрасте 22 лет. С тех пор он судит на GFA, ARD International Music Competition (Мюнхен), International Guitar Competition Maurizio Biasini (Париж) и многих других. Он полагает, что судьи ищут убедительную игру, а не просто исполнение без ошибок:

Вы хотите услышать хороший звук, разумную музыкальную интерпретацию и эффективный подход, который расскажет музыкальную историю последовательным образом. Я ищу стилистически осведомлённую игру, что-то интересное и, может быть, удивительное. Я ищу идеи, которые не являются моими, но логичны и имеют смысл. Для меня фундаментальный вопрос состоит в том, хочу ли я снова услышать эту игру. На одном из конкурсов судьям было специально поручено задать себе этот вопрос.

Бессменный профессор гитары Florida State University Брюс Хольцман (Bruce Holzman) судил на Boston GuitarFest, Domaine Forget (Квебек), Michele Pittaluga (Алессандрия, Италия), Iserlohn (Шверте, Германия) и множестве других соревнований, больших и малых. Он видел множество систем судейства, включая чистое численное ранжирование, обсуждение и комбинацию численного ранжирования с обсуждением. Иногда для каждого раунда существует своя система, а иногда финальный раунд судится исключительно математическим подсчётом после того, как судьи выдвигают кандидатов на первое, второе и третье места.

Мне нравится, когда всё чисто, и мне не нравится, когда судьи пытаются влиять друг на друга. Если я буду председателем жюри, я сначала попрошу людей проголосовать, и только потом поговорить об этом. Если кто-то захочет изменить свой голос после обсуждения, это возможно. Но я не позволяю людям подталкивать окружающих. Некоторые люди предвзяты, и вы должны это сбалансировать.

Хольцман говорит, что он никогда не оказывался членом жюри, которое не могло бы прийти к консенсусу, но вспомнил один конкурс в 1993 году, где не был присужден первый приз — вместо этого два участника разделили второй приз.

Я был удивлён, учитывая уровень игры, что никто не получил первый приз. Но судьи были отличной группой людей, и некоторые из них действительно хорошо известны сегодня.

(То же самое произошло на Biasini Competition в этом году в Париже.)

Дэвид Таненбаум добавляет:

Иногда вы судите полуфинал, а затем приходите на финал с определённым набором ожиданий. Вы уже видели исполнителей в одном раунде, а иногда и в двух. Я имею в виду, что кто-то, кого я уже видел, уже кажется достойным победы, но я полностью открыт тому, что происходит. Некоторые игроки случайно играют лучше, другие нет. Иногда голосование единогласно, но чаще мнения разделяются, хотя и близки. Судьи подписывают соглашение о конфиденциальности. Судья никогда не скажет конкурсанту: "Мне очень понравилась ваша игра, и если бы решал я, вы бы выиграли". Вы должны действовать как команда, и это действительно важно.

Некоторые соревнования, например JoAnn Falletta International Guitar Concerto Competition или соревнования Biasini и Parkening, включают концерт с оркестром в финальном раунде. Муж и жена, гитаристы Джоан Кастеллани и Майкл Андриаччо (Joanne Castellani и Michael Andriaccio) судили различные соревнования и выступали в качестве содиректоров конкурса Falletta в Буффало, штат Нью-Йорк (проводимого каждые два года), начиная с 2004 года. Андриаччо говорит:

После судейства многих конкурсов поразительно видеть игроков, которые получили много первых призов в сольных соревнованиях, но которые не очень хорошо себя чувствуют в концерте. Это требует двух разных наборов навыков. Мы ищем гитариста, который имеет умение справляться и так же удобен для оркестра и дирижёра, как и в сольном выступлении. Может ли он сопровождать оркестр, как это происходит во второй части Аранхуэса, а затем выступить и взять на себя роль солиста? Иногда блестящий сольный гитарист может играть как будто в своём мирке и никак не общаться с оркестром.

Вспомогательная цель конкурса Falletta — осветить новые работы в концертном репертуаре, и конкурс даже предлагает, как стимул для игроков, выбор менее известного концерта.

Конкурсанты и судьи, с которыми мы беседовали, заметили, что некоторые игроки, готовящиеся к участию в соревнованиях, чувствуют необходимость иметь гитару с дабл-топом для большего объема, чтобы не восприниматься судьями как звучащие слабее, чем конкурсанты, уже играющие на таких инструментах. Дэвид Таненбаум говорит:

Громкость — это фактор, но для меня качество звука значит больше громкости. Конкурсанты делают ошибку, пытаясь предсказать реакцию судей, даже если это основано на прошлых результатах. Это может не сработать. На каждом конкурсе, как правило, будет совершенно новая группа судей.

Хольцман предлагает советы для конкурсантов, которые выбирают свой свободный репертуар:

Убедитесь, что вы играете то, что действительно позволяет вам показать, кто вы. Выберите то, что показывает вашу музыкальность, технику и имеет программный смысл.

Ровшан Мамедкулиев, выигравший многочисленные конкурсы, удивил судей одним из своих вариантов выбора. Дэвид Таненбаум говорит:

В тот год, когда он выиграл GFA, он начал с Capricho Arabe, что вызвало слышимый вздох, потому что это ведь такая простая пьеса. Но он сыграл его так прекрасно, что мог запросто выиграть на конкурсе только из-за этого. Он очень лирический игрок и сделал что-то более глубокое и красивое, чем всё, что мы до этого слышали. Вы умны, если показываете свои сильные стороны.

По материалам статьи (англ.).