Вадим Чебанов, видео интервью

Классическая гитара, путеводитель по каналу

Вадим Чебанов (b. 1971) — российский гитарист из Гатчины (Ленинградская область), выпускник РАМ им. Гнесиных, ученик Александра Фраучи. Выступает с концертами по всей Европе и странам СНГ, а также, помимо исполнения академического репертуара, успешно сотрудничает с эстрадными и джазовыми артистами и коллективами.

Далее приблизительная расшифровка видео интервью (видео выше и ниже), опубликованного на канале ЖЗЛ Россия, с некоторыми сокращениями.

Начало.

Собственно, о гитаре изначально начала думать моя мама. Она очень хотела научиться играть на этом инструменте, и появилась гитара, которую мой дедушка в своё время привёз из Германии (он воевал, это был трофейный инструмент). Кстати, этот инструмент и сейчас со мной (показывает гитару).

Она дореволюционная?

Да. Этой гитаре больше ста лет. Моя мама занималась на ней несколько месяцев, а я на это смотрел. Однажды я взял инструмент в руки, чтобы попробовать самому, и что-то простое (какое-то упражнение на открытых струнах) сразу же сыграл. Мама посмотрела на это... и решила меня отдать в музыкальную школу (смеётся).

Месяца через три-четыре проходил набор. Именно в тот год почему-то очень многие решили отдать в музыкальную школу своих детей на гитару, брали всего пятерых, а желающих было около пятидесяти... Отбор был в два тура. Я прошёл! Получается, моя конкурсная история началась именно с тех пор (смеётся).

Это всё было в Гатчине?

Да.

А откуда ваши родители?

Отец из Таганрога, а мамины родители жили в разных местах, и она родилась в Украине. Познакомились они в Питере, в университете.

Учёба на гитаре у меня пошла быстро, к концу первого полугодия я уже играл какие-то сложные вещи... А первый класс заканчивал с произведениями для первого курса училища. Меня сразу начали посылать на всякие отчётные концерты. Второй год обучения был сплошной концертной деятельностью (смеётся), с кучей похвальных грамот. Стало ясно, что это мой инструмент.

Так года два-три я учился, давалась учёба легко, без каких-то серьёзных усилий. Затем, тоже с некоторым конкурсом, я поступил в училище имени Мусоргского, в Питере.

Кто был вашим наставником?

Ямпольский Владимир Викторович. Было три педагога в моей жизни, их уже всех нет, к сожалению... Когда я закончил училище, я поступил в Гнесинскую Академию, к Фраучи. В то время учиться в Москве, в Гнесинке, у самого Фраучи считалось чем-то "запредельным", для простых смертных нереальным (смеётся). Ямпольский Владимир Викторович был знаком с Фраучи, и когда я учился на четвёртом курсе, а Фраучи приехал с концертом, Ямпольский предложил ему послушать своего студента. Я поиграл ему в гостинице, и понравился ему (смеётся).

А сколько у него человек в классе было обычно?

В Академии — два человека на факультете. В особых случаях могли взять ещё одного. Ещё там был и Комолятов.

В плане техники, что интересного вы почерпнули у него?

Однозначно ответить сложно, поскольку работа всегда происходила над конкретным произведением, а таких произведений было много. Если обобщить, то это культура, отношение к звуку, музыке.

Все, кто поступил, составляли некий единый круг общения, "клуб студентов". По фестивалям, по конкурсам происходил постоянный обмен информацией, слушали игру друг друга и так далее. Всё вместе это безусловно давало сильный толчок к обучению. Приходилось помногу заниматься, и часов по 10 сидел...

Сейчас уже столько не сидите?

Была бы возможность — играл бы сутками. Но, к сожалению, сейчас жизнь другая...

Есть версия, что слишком много заниматься тоже плохо.

Смотря, как играть и что делать. Если аккуратно заниматься именно своими проблемами, не задалбливать одно и то же, держать руки свободными, не заниматься пять часов без перерыва, то можно.

Были вы знакомы с Сергеем Ореховым?

Да. Лично встречался я с ним два раза, но по большей части просто слышал его исполнение.

Расскажите об этих встречах.

Студентами мы зарабатывали, играя, например, в Метрополе (очень дорогой ресторан, в 90-е годы). Там тогда играли хорошие музыканты. Там я его и встретил. Он немного послушал, как я играю. Приятно, что он меня потом отмечал среди гитаристов, о чём я не так давно узнал.

Был такой период, когда я ездил по конкурсам. В 1994 был первый такой конкурс, среди народных инструментов (далеко не только гитара). К своему удивлению, я победил (смеётся) и взял гран-при всего конкурса. В следующий раз, на конкурсе уже именно гитаристов, в Воронеже, в 1995, я победил опять. Там мне подарили гитару, которую мне потом сильно переделали (показывает гитару).

Вы сейчас играете больше со звукоснимателем?

Смотря на каких концертах. Если небольшой зал и чисто классический концерт, то нет.

Влияет ли это на ваше звукоизвлечение?

При игре с "подзвучкой" можно не форсировать звук, играть спокойно, и всё будет слышно. Грубо говоря, прикладывать меньше усилий.

Но вообще, разные инструменты (разные гитары), требуют разного подхода к звукоизвлечению. К каждой гитаре нужно приспосабливаться. Если я беру в руки другую гитару, мне нужно небольшое время, чтобы "перестроиться".

Что вас больше всего привлекало в игре Орехова?

Это очень знаковая фигура с точки зрения русского гитарного исполнительства, именно русского. Это человек, который сделал современный русский гитарный репертуар и продвинул его на большую сцену. Я даже не знаю, с кем его можно сравнить за последние столько лет. Был Михаил Высотский, но тогда была совершенно другая жизнь. Это всё — именно русское исполнительство, в отличие от просто исполнения произведений, которые придумали на Западе.

Всё-таки, гитара — по большей части европейский инструмент, с испанскими корнями. Но русская семиструнная гитара — это другой подход к звуку, больше арпеджированности, больше певучести.

Вы пытались освоить семиструнку?

Нет. Репертуар Орехова я играю на шестиструнке.

А какой именно репертуар?

Он очень много играл в дуэте. У него есть много обработок романсов. Есть совершенно эпохальная "Тройка" для одной гитары, я её тоже играю.

А "Цыганские венгерки" Орехова играете?

Да. Мардяндя, "Ехали цыгане", Московская полька. Я играл много всего, сейчас даже не всё вспомню. Мардяндю я играю и сейчас, в том числе работая с Александром Малининым.

Из репертуара Пако де Лусии тоже что-то играете?

Да. И Орехов, и Пако де Лусия — виртуозы, но виртуозность эта очень разная, разные миры. Но масштабы похожие.

Что вас привлекает в музыке Пако де Лусии?

В чём-то я учился и на Пако де Лусии, и на Орехове, но изначально я классический музыкант. От Пако де Лусии я взял искромётную технику, чувство ритма.

На самом деле, музыка фламенко не настолько интересна, чтобы её можно было долго слушать. Она однообразна. Однако, у Пако де Лусии это безумно интересно, он всё смешивает с джазом и фьюжн.

Вы с кем-то знакомы лично из Западных гитаристов? Кто вас привлекает как музыкант?

Кого бы я использовал в качестве эталона? Есть несколько фигур. Прежде всего, Джулиан Брим. Это максимально правильный подход к звукоизвлечению, раскрытию сути инструмента. Это человек, который мог достать из гитары любые краски, у которого можно учиться и учиться.

Из более современных гитаристов — Дэвид Рассел, Аниелло Дезидерио, Роберто Ауссель, Карло Маркионе, братья Ассад.

Вы были знакомы с Зимаковым? Что отличало его игру?

Да, жили рядом и играли вместе. От него я тоже многое взял. У него феноменальная память и техника, чувство гитары. Я не относился к нему как к иконе, понимая его достоинства и недостатки, но это знаковая фигура, безусловно.

Расскажите о гитарах, на которых вы играете.

Гитары все мастеровые. Есть такой мастер Сергей Ермохин, ему чуть-чуть не хватило, чтобы стать великим, к сожалению, его уже два года нет в живых.

Вот это инструмент голландского мастера (показывает). Ровный, яркий звук, близко к Хаузеру. Саундпорт в ней сделан по моему заказу. Это как бы "персональный монитор", с ним намного удобнее, "очевиднее" играть. На звук для слушателя он влияния не оказывает.

А струны? Вы играете на карбоне?

Смотря где. Каждый инструмент требует своих струн. Чаще я предпочитаю Саварез. Басы жёсткого натяжения, а голоса — среднего.

Ещё одна гитара — австралийского мастера (показывает), конструкции, основанной на идеях Грега Смоллмана. Ещё одна гитара — испанская, но переделанная российским мастером — заменена верхняя дека, которая пострадала при падении (показывает), та самая, которую мне подарили на конкурсе. Ещё одна гитара — испанская, наполовину фламенко, наполовину классика (показывает). Ещё одна гитара — та самая, трофейная, о которой была речь в начале, у неё звук больше "барочный" (показывает). "Плохих" гитар тут нет, все устраивают меня в той или иной степени.

А что, отечественные мастера не могут пока достичь "того" уровня? Акопов?

Я играл на его гитарах, но по нынешним временам это уже не то...

А что не хватает нашим мастерам?

Ну, я думаю, что уже есть мастера, которые делают почти на "таком" уровне... Тут всё дело в нюансах, в мелочах, нужно много чего соблюсти... Звучание должно быть очень сбалансировано, а в хорошем инструменте есть "аристократизм" звука, это трудно объяснить словами.

Как вы относитесь к гитарам Шерцера?

Двояко. Это инструменты из другого времени. Для романсов, русской музыки они хороши. На самом деле, гитара такой инструмент, на котором универсальности добиться невозможно. Лучше иметь много инструментов.

Российские мастеровые гитары в несколько раз дешевле таких же западных?

Да. После того, как рубль обвалился, так вообще... А средний профессиональный инструмент стоит 7-8 тысяч евро. А если брать инструмент с именем, который "чуть-чуть" лучше, то за это "чуть-чуть" цена будет уже в 3-4 раза выше.

Альбом "Мир моих грёз" (2015).

У меня возникло желание выпустить свой альбом, но не переигрывать на нём произведения, которые все уже сто раз играли и знают. И я начал потихоньку сочинять... По характеру, по настрою, там совершенно разная музыка. Но на первом плане всегда классическая гитара.

Альбом записывался самостоятельно, дома. На основе нескольких вещей с этого диска я сейчас доделываю сюиту для гитары с симфоническим оркестром. Премьера будет в Самаре, в Самарской филармонии.

Вообще, по-моему, с конца XIX века искусство идёт по пути примитивизации. Массовая культура всё больше и больше становится примитивной. В то же время, композиторы всё больше и больше уходят в "элитарность". Кто у нас самый известный гитарист? Дидюля (смеётся).

Есть ли у вас потребность быть наставником?

Поначалу я преподавал (в институте). Но на самом деле я больше исполнитель. Теоретически, если бы были 2-3 одарённых человека, желающих учиться, я с удовольствием передал бы им свой багаж.

Как вы относитесь к конкурсам?

У конкурсов есть масса проблем. Для победы нужно тщательно готовиться, тратя на это время, и находиться "в рамках" конкретного конкурса — чуть "вправо-влево", и результата не будет.

Каков ваш идеал в гитарной музыке, к которому вы стремитесь?

Приблизиться к тому, что звучит в голове. Научиться выражать своё состояние души.