О русском генерале

19 August 2019

Большинству читателей наверняка известен город Анн-Арбор в штате Мичиган. Хотя бы потому, что там после выдворения из СССР оказался поэт Иосиф Бродский. Со снобизмом ленинградца он увековечил в стихах американскую глубинку:

Осенний вечер в скромном городке,
Гордящемся присутствием на карте
(топограф был, наверное, в азарте
иль с дочкою судьи накоротке)...

Отдельный разговор — о том, насколько можно считать глубинкой респектабельный Анн-Арбор с населением в сто тысяч, плюс ещё сорок тысяч студентов одного из самых известных университетов мира, куда Бродского взяли преподавателем.
А вот что написал
другой россиянин, который тоже не по своей воле покинул родную страну и оказался под конец жизни в Анн-Арборе.

Война должна вестись не против России, а исключительно для свержения большевизма. Нельзя смешивать СССР с Россией, советскую власть с русским народом, палача с жертвой.
Если война начнется против России, для её раздела и балканизации (Украина, Кавказ) или для отторжения русских земель, то русский народ воспримет такую войну опять как войну Отечественную.
Если война будет вестись не против России и её суверенности, если будет признана неприкосновенность исторических рубежей России и прав её, обеспечивающих жизненные интересы империи, то вполне возможно падение большевизма при помощи народного восстания или внутреннего переворота.

Это слова Антона Ивановича Деникина (1872-1947), прославленного боевого генерала Первой мировой войны, одного из руководителей Белого движения и писателя — автора исторического сочинения "Очерки русской смуты", мемуаров "Старая армия" и повести "Путь русского офицера".

После вынужденной эмиграции с апреля 1920 года Деникин жил во Франции. С началом Второй мировой был арестован немцами и помещён в концлагерь. От сотрудничества с министерством пропаганды Геббельса генерал отказался наотрез. Также отказался возглавить антикоммунистические силы из числа русских эмигрантов под эгидой Третьего рейха.
Когда немцы устроили Деникину встречу с главой
РОА генералом Власовым, тот попытался заручиться поддержкой знаменитого старика. Деникин ответил: "Я русский офицер и чужой формы никогда не носил. А вы осмелились явиться ко мне в форме, которую на вас надели враги русского народа. Нам не о чем разговаривать".

Несмотря на надзор гестапо после освобождения из концлагеря, генерал Деникин нашёл возможность в 1943 году на собственные средства приобрести для Красной Армии и переправить в СССР вагон медикаментов. Решение озадаченного советского руководства было мудрым: подарок принять, имя дарителя засекретить.

Деникин последовательно и непримиримо выступал против советской власти, однако призывал эмигрантов не поддерживать Германию в войне с СССР, провозгласив лозунг "Защита России и свержение большевизма".

После войны Деникин возвратился в Париж, но поскольку считал себя подданным Российской империи и не оформлял французского гражданства — мог быть депортирован в Россию. Опасения заставили Деникина эмигрировать в США, где он продолжил литературную деятельность и в августе 1947 года умер от сердечного приступа в городе Анн-Арбор.

В 2005 году Антон Иванович Деникин перезахоронен в Москве.

ССЫЛКА "О бдительности"
ССЫЛКА "О нельсонах"