«Не в себе» – фильм, снятый на iPhone 7. И это его единственное достоинство

06.04.2018

Стивен Содерберг – главный экспериментатор среди известных режиссёров. Разрушать рамки он начал ещё на старте карьеры, сняв «Во всей красе» на любительскую цифровую камеру, а затем выпустив «Пузырь» одновременно в кинотеатрах и на ТВ.

В 2013 году Содерберг разочаровался в кино и ушёл на телик, сняв, возможно, лучший сериал в истории  – "Больница Никербокер". Тоже эксперимент – режиссёр практически всё делал сам: участвовал в написании сценария, выступал в роли оператора (выдавая поразительные сцена, снятые на ручную камеру) и даже сам всё монтировал.

Через четыре года он вернулся в кино, и тоже с экспериментом. В «Удаче Логана» он намеренно наплевал на законы маркетинга и решил вести рекламную компанию полностью самостоятельно, ориентируясь не на ТВ, а на интернет и соцсети. В итоге шикарный фильм провалился в прокате.

На этом Содерберг со смелыми экспериментами не завязал. Продолжая вести несколько ТВ-проектов, он создал первый полностью интерактивный сериал «Мозаика», больше похожий на игру, чем на кинематограф.

Когда режиссёр решит снять фильм на айфон – всегда было вопросом времени. Содерберг рассказывал, что давно подумывал об этом, а тут как раз подвернулся выход «семёрки» и подходящий сценарий. Неподготовленный зритель при просмотре вряд ли что-то заподозрит – качество картинки ничем не отличается от других фильмов проката, смутить может разве что не самый привычный размер кадра. Но и он не бросается в глаза – это же не «Мамочка» Долана, где зритель будто следит за длинной сториз в инстаграм.

Это не первый (и даже не десятый) фильм, снятый на айфон, и никакая не революция. Но совершенно точно первый по-настоящему качественный продукт для мультиплексов от именитого режиссёра.

Айфон для Содерберга – не способ эпатажа и не часть рекламной кампании, а кисть художника (отдыхая от кино он как раз увлёкся живописью). В очередной раз выступая в роли оператора (здесь он по таланту не уступает своему режиссёрскому), Стивен потрясающе рассказывает историю с помощью камеры. Теснота кадра, ракурсы и фильтры прекрасно иллюстрируют внутренний мир героини и запирают зрителя в воображаемую тюрьму вместе с ней.

«Не в себе» – точно не призыв к тому, что каждый желающий может снять фильм на айфон. Во-первых, Содерберг гений. Во-вторых, не весь фильм снят на айфон – часть кадров пришлось снимать на цифровую камеру. В-третьих, телефон пришлось утяжелить и докупить к нему несколько объективов и других специальных приспособлений, а всего айфонов для съёмки было три. Режиссёр признался, что работа с обычной аппаратурой вышла бы даже дешевле. Это при том, что фильм обошёлся в копеечные 1,2 миллиона долларов и был снят всего за 10 дней.

Стиль визуального повествования здесь полностью вытесняет слабое сценарное. Содерберг использует ракурсы, которые невозможны при съёмке любой другой камерой: со стола, из-под потолка, суперкрупные планы лица в непосредственной близости и так далее.

Это позволяет передать главную тему картины – фобию преследования героини Клэр Фой. Содерберг с самого начал снимает то из-за кустов, то из-за дерева, то за окном, оставляя ощущения постоянно слежки. А множественная экспозиция, съёмка в режиме ночного виденья и эксперименты со светофильтрами помогают лучше раскрыть внутренний мир психически нестабильной героини.

Айфон рассказал историю намного убедительнее, чем написанный сюжет. Знаете, в кино есть особый жанр – фильмы для канала TV-1000. Такой дешёвый продукт, который может себе позволить закупить не очень популярный кабельный канал. Чаще всего на нём показывали как раз такие бюджетные психологические триллеры с предсказуемым сюжетом и малоизвестными актёрами. В самый раз, чтобы поставить фоном.

Содерберг рядом с Харви Вайнштейном
Содерберг рядом с Харви Вайнштейном

История, как, наверное, планировалось, должна была выиграть за счёт злободневной темы сексуальных домогательств. Это Содерберг, как поистине талантливый художник, предсказал, сняв фильм за полгода до скандала с Вайнштейном. Всё как полагается: сцена с боссом в начале, сильная женщина, преодолевающая все трудности, и жалкий одержимый ею преследователь. Историю рушит линия сталкера, поведение которого чаще кажется смешным, чем страшным, а в истории их взаимоотношений чувствует острая недосказанность.

Фильм мог стать всесторонне прекрасным, если бы история вышла за рамки стереотипных бюджетных триллеров. Айфон очень точно передавал тему первого акта – метафору американской бюрократической тюрьмы в виде больницы со странными порядками. Чувствовались отголоски одной из прошлых работ Содерберга – «Побочного эффекта». А игра Клэр Фой только помогала насыщать атмосферу паранойи и тесноты. Но с появлением физиономии сталкера сюжет резко свернул в другую сторону, скатившись в банальность.

Содерберг слишком увлёкся экспериментом. «Самое важное решение, которое режиссёр принимает на площадке – это выбор ракурса и того, что попадёт в кадр», – говорит он. И в этом смысле работа действительно феноменальная и заслуживающая аплодисментов. Тема тоже подобрана идеально именно для рассказывания её таким образом. Но сама история… Кажется, что пара десятков сториз в стиле фильма выглядели бы куда мощнее, чем полноценная, но крайне слабая история.