Братцы, наш командир воскрес! — прокричал безумным голосом боец

03.05.2018

Вам доводилось когда-нибудь видеть плацдарм после боя? Это огромное поле, похожее на дымящуюся пашню. Словно здесь прошелся Зевс, выворачивая большим плугом огромные пласты обожженной земли и перемешивая их с кусками оплавленного железа. А волы, которые тянули этот плуг, оставили своими копытами глубокие следы, в виде воронок.

Это поле долгие годы не будет плодородным, оно будет хранить свои страшные секреты, являясь последним прибежищем для тех, кто защищал Родину и лежит в братской могиле.

То, что произошло здесь сегодня, я не могу никак объяснить, это можно лишь назвать победой над смертью или возвращением с того света.

(фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)
(фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)

Он был совсем юнец, когда его назначили командовать артиллерийским расчетом. Ему едва исполнилось двадцать четыре и это был его первый бой с фашистскими оккупантами. Целый час немецкая авиация утюжила нашу артиллерию, не жалея бомб. Казалось, что они задались целью стереть их с лица земли.

Но, расчет выстоял, оставшиеся неповрежденными орудия снова выкатили на линию обороны и встретили своим огнем приближающиеся немецкие танки. Им удалось уничтожить десять машин врага. Бой длился более трех часов.

Артиллерия не только сдержала наступление танков, но и пробила брешь в рядах фрицев, создав идеальные условия для наступления пехоты.

Из всего расчета, в живых остались только пятеро бойцов. Напрасно они искали младшего лейтенанта среди убитых. Его нигде не было. Все видели, что командир заменил раненого наводчика именно в тот момент, когда в орудие попал немецкий снаряд.

Взрыв был на столько мощным, что осколками посекло даже тех, кто находился неподалеку. Всё, что осталось от орудия, это куски покореженного железа и дымящийся остов шасси.

И лишь когда стали растаскивать танком куски разбитых орудий, мы нашли младшего лейтенанта. Его засыпало землей, он был весь обгоревший, на гимнастерке не осталось живого места, её посекло осколками как решето.

Мы вырыли длинный, не меньше десяти метров, ров, который должен был стать последним приютом для наших товарищей. Всех погибших перенесли в эту братскую могилу и аккуратно уложили на дно.

Награды и документы у погибших всегда забирались, их отправляли вместе с похоронкой семье бойца. Командира положили рядом с бойцами его расчета.

Каждый из нас сказал прощальную речь, кто-то положил на память фляжку, кто-то зажигалку, на том свете пригодится всё. Мы с этими ребятами воевали уже год, много пороху понюхали вместе. Хоронить их было тяжело для всех. А когда стали закидывать ров землей, над братской могилой раздался тихий протяжный стон, как эхо из загробного мира.

Помню, как меня в этот момент передернуло и мурашки побежали по всему телу. — Всё! Не могу, ребята... — сказал я бойцам. — Заканчивайте без меня!

Я отошел в сторону, присел на раскуроченный остов пушки и закурил. Слезы буквально душили меня. Не было сил что-то говорить или делать, лишь тяжелые мысли и горечь. Вдруг, за спиной раздался испуганный крик. Я вскочил и резко обернулся. Возле края рва стоял боец, в его руках была лопата, а в глазах читался ужас.

Я отследил его взгляд и посмотрел на дно рва, из-под земли виднелась чья-то рука и она едва шевелилась. Меня охватило какое-то странно чувство, я словно оцепенел и не мог сдвинуться с места. Мой взгляд был направлен только на эту руку.

Казалось, что сейчас кто-то выйдет оттуда. И словно в подтверждение моих мыслей, чтобы еще больше усилить тот ужас, который мы все испытывали, земля начала подниматься, расползаясь по сторонам и из-под неё показалась голова младшего лейтенанта.

Он сидел в братской могиле, уставившись в одну точку перед собой. — Братцы, наш командир воскрес! — прокричал безумным голосом боец с лопатой...

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на наш канал.