Эти русские убивают нас за то, что мы ступили на их земли (история Вилли Хейндорф)

03.07.2018

Сохранившаяся в архивах и опубликованная запись из дневника шарфюрера СС. Оперативный штаб СС, 20 апреля 1943 года.

Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи
Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи

Сегодня 20 апреля, 1943 год.

Делаю эту запись после допроса русского офицера. День ничем не примечательный. Всё как обычно. Группировки Вермахта терпят массовые поражения по многим фронтам. Советский Союз бросил огромные силы и резервы для того, чтобы изменить тактическое соотношение войск. Германские войска проводят тотальную мобилизацию. Открыта масса заводов и конструкторских бюро для производства новых тяжёлых танков. Готовится массированное наступление.

Германскому командованию срочно необходима достоверная информация о расстановке сил Советской Армии в Харькове, Орле и Курске для подготовки к операции Цитадель. И эту информацию нам необходимо добыть во что бы то ни стало.

Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи
Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи

Но, что-то надломлено во мне сегодня. Я видел эти глаза, они смотрели прямо сквозь меня. Куда-то глубоко в душу. В горле встал ком, а в груди всё сжалось... Сердце забилось чаще, а кровь наполнила тело каким-то холодом, который чувствовался изнутри.

Я впервые испытал и почувствовал животный страх. Как чувствует его зверь, попавший в западню и готовый умереть за свою свободу. Впервые сталкиваюсь с подобными ощущениями.

И я не знаю откуда оно взялось. То ли моя усталость так действовала, то ли этот человек, находившийся передо мной, внушал мне это чувство. Он сидел на стуле, привязанный к спинке руками, только в таком положении он мог находиться без посторонней помощи. Голодный, обезвоженный, на его теле не осталось живого места, уж наши ребята постарались. Его голова безвольно опустилась вниз. Он еле дышал...

Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи
Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи

Я поднял его голову за подбородок и в сотый раз задал ему вопросы. Это длилось уже вторые сутки, без перерыва. Он закатил глаза и попытался сглотнуть, но закашлялся. Ребята плеснули ему в лицо водой из ведра. Он сидел и молчал. Просто молчал с закрытыми глазами, будто спал наяву. Всё его поведение выказывало лютую ненависть ко всем находящимся в камере.

Я молча запрокинул ему голову и залил четверть стакана воды в рот. Мне нужно было привести его в чувства, мне не нужен мёртвый солдат, мне нужна информация. Какой-то тощий майор, этот безвольный с виду человечишка уморил нас четверых.

Я просто спросил его: он понимает, что его расстреляют утром, если он не даст нам нужную информацию? Он сделал едва заметный кивок головой. Если он сделает усилие и расскажет всё, что от него требуют, то его ждет горячий ужин и отдых. Конечно его расстреляют так или иначе, но этот метод психологического давления всегда работает, при должном физическом подходе.

Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи
Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи

Мы опять впустую потратили пять часов. Никакой реакции ни на боль, ни на психологическое воздействие мы не дождались. Он изредка отвечал кивком головы, но это были ответы на пустяковые вопросы. Складывалось ощущение, что майор прошел специальную подготовку. Обычный боец не выдержит таких испытаний.

Мы повторяли свои вопросы вновь и вновь, ребята, как могли, старались, у стула сломалась спинка и подломились ножки. Он лежал на полу молча, лишь тяжелое дыхание вырывалось из его груди. Это была напрасная трата времени...

Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи
Фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи

Утром следующего дня, его расстреляли. Он не ответил ни на один вопрос. И эти глаза, я вижу перед собой до сих пор. Стеклянный взгляд, который прожигает на сквозь. Единственная фраза, которую мы от него услышали за все время, когда я спросил его: — «За что вы, русские, так ненавидите нас? Мы пришли для того, чтобы дать вам лучшую жизнь!». В этот момент его глаза внезапно открылись, он посмотрел прямо мне в лицо и тихо произнес: — «Мы будем убивать вас только за то, что вы ступили на наши земли...».

Он не боялся смерти, он ждал её. Он готов был умереть ради идеи, ради своей страны, ради самого себя и своей свободы. Я не знаю, что произошло в этот момент, но что-то во мне надломилось. Никогда так не проникался уважением к своему врагу. И если в Советской Армии такие офицеры, то Германия обречена.

Вилли Хейндорф, 20 апреля, 1943 года.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на наш канал.