Немецкие солдаты издевались над девушкой, разрывая на ней одежду

03.05.2018

 Еврейское гетто (фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)
Еврейское гетто (фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)

Меня зовут Давид и я из еврейского гетто...

Мои тяжелые воспоминания берут свое начало в далеком тысяча девятьсот сорок первом году. Немецкие войска масштабно ворвались в наш небольшой городок и захватили его всего за один день. Скоро был издан приказ: собрать всех евреев и переселить их на окраину города, в гетто. Это была территория бывшего предприятия, которую огородили забором из колючей поволоки, а по верху пустили провода с высоким напряжением. Нас выискивали по всему городу сутками. Полицейские с жандармерией СС врывались в квартиры посреди ночи. Так забрали и меня.

Я прекрасно помню эту ночь, когда лежал в своей кровати. Раздался сильный удар, дверь буквально влетела в коридор, отец бросился к выходу и сразу упал от автоматной очереди. Мать кинулась ко мне, но не успела добежать до кровати, получив пулю в голову. Меня свалили на пол и потащили за ноги на улицу, прямо по ступенькам. Я пытался сопротивляться, но сильный удар по голове погрузил меня в темноту.

Очнулся уже в незнакомой квартире, на полу возле меня спали еще человек десять, таких же, как я. Так мы оказались в еврейском гетто.

Дальнейшая жизнь была невыносимой и не человечной. Мы жили как животные в клетке. Нам запрещалось буквально всё, нельзя было выходить за территорию, нельзя было днем находится в квартире, нельзя было нести с собой еду за всё полагался расстрел, прямо посреди улицы.

Каждый был обязан нашить на одежду шестиконечную звезду и никогда не появляться на улице без неё. Жандармы СС зверствовали. На моих глазах, из толпы выгнали двадцать человек, отвели их на тридцать шагов к стене и расстреляли из автоматов. Просто так, ни за что. Каждую ночь проводились зачистки, за ночь немцы убивали не менее полусотни человек. Нас просто планомерно истребляли, а убитых загружали в грузовики и увозили.

Еды не было вообще, люди умирали с голоду прямо на улице. Просто падали и уже не вставали... Всех, кто мог работать, толпами гнали на каменоломню. Толпу сопровождали автоматчики с собаками. С работы можно было возвращаться поодиночке. За такой нечеловеческий труд нам давали немного объедков с немецкой кухни. И эта еда считалась за счастье...

Однажды, возвращаясь с работы, я обессиленный шел к своей квартире. Уже начинало темнеть и нужно было быстро дойти до места проживания, не нарываясь на патрули СС и не испытывая судьбу. В одном из переулков я услышал женский плачь и крики. Заглянув за угол, увидел как двое немецких солдат измываются над молодой девушкой, разрывая на ней одежду. Она отбивалась и просила о пощаде. А они смеялись, её крики только раззадоривали их.

Пройти мимо было выше моих сил... Но чем я мог ей помочь, голодный худой доходяга? Мой взгляд судорожно скользил по земле, в поисках чего-то подходящего, и остановился на куске арматуры. Схватив арматуру в руку, я начал прокрадываться вдоль стены дома, скрываясь в темноте.

Немецкий боров повалил девушку на землю и упал на неё сверху, а второй ехидно смеялся, дожидаясь своей очереди. Собрав последние силы, я бросился на него сзади и обхватил арматурой вокруг горла, пытаясь согнуть её в петлю. Сил для этого катастрофически не хватало, но немец захрипел и задергался. Мои руки свело судорогой, еще немного и я не смог бы его удержать.

Больше всего я боялся, что эту возню услышит его напарник, но он был слишком занят своим мерзким делом. Фриц забился в конвульсиях и, наконец, сдался, его тело обмякло и он беспомощно осел на землю. Сжав арматуру обеими руками, я с размаху воткнул её острый конец между лопаток второго немца. Он дернулся, вытянул шею, пытаясь обернуться назад, но тут же судорожно рухнул на девушку. В пылу ярости, я чуть было не проткнул их обоих насквозь...

Схватив девушку за руку, я прижал её к себе и прикрыл своим пальто, пытаясь успокоить. Она надрывно ревела и не могла успокоиться и прийти в себя. У нас не было времени ни на какие церемонии, нужно было срочно выбираться с территории гетто и бежать в сторону леса. Где-то там, далеко в лесу, были партизаны. Дороги назад у нас уже не было. Здесь нас ожидал только расстрел...

От автора:

Этот рассказ составлен на реальных событиях из жизни еврейского гетто в Минске во времена Великой Отечественной Войны.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на наш канал.