Русиш, сдавайся, тебе капут! — кричали немцы, стягивая танком брёвна блиндажа

03.05.2018

Свод блиндажа сотрясался от разрывающихся рядом снарядов. Земля буквально уходила из-под ног при каждом новом взрыве. Немецкие танки упорно долбили по этому квадрату, понимая, что в блиндаже находится командный пункт.

(фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)
(фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)

— Связь! Связь! Связь мне! — орал командир. — Дайте мне связь! Нас фашист долбит, а вы тут сидите, как увальни!

— Первый, первый, ответь второму... — вторил без остановки связист. Связь была потеряна почти сразу, как начался бой. Под таким градом снарядов не выдержит даже броня. Очередной взрыв заставил полковника схватиться за стену блиндажа. Тряхнуло так, что лопнуло бревно на стене, а со свода посыпались комки глины.

— Отправить двух связистов! Дозорного в траншею, пусть доложит обстановку! — заорал полковник, пытаясь заглушить рёв снарядов. Капитан Рябов метнулся из блиндажа и через минуту вернулся обратно: — Выполнено, товарищ полковник! Двое связистов пошли по линии. Дозорный будет здесь с минуты на минуту. — и в пол голоса добавил: — Немцы уже близко, командир.

— Да знаю я, капитан! Ты думаешь, что я в штабе сидел вместо фронта? Вон как долбят, гады! — не унимался полковник. В блиндаж вбежал дозорный и доложил, что немецкие танки уже близко, буквально в пятистах метрах. С танками идет рота автоматчиков.

— Есть связь, товарищ полковник! — радостно вскрикнул связист и передал командиру трубку.

— Первый, первый! — закричал в трубку полковник. — Прошу огневой поддержки. Нас атакует танковый взвод...

Новый взрыв шарахнул с такой силой, что у командира вылетела трубка из рук. Он схватил трубку: — Первый!... Мать вашу! Связь мне дайте, опять всё пропало!

Дверь распахнулась и запыхавшийся дозорный доложил, что связисты не вернулись, а немецкие танки отсекли от блиндажа батарею и уже на подходе. Лицо капитана осунулось, двое бойцов, сидевших у стены, крепко прижали к себе автоматы и смотрели на командира. Связист неустанно вызывал первого...

— Что будем делать, командир? — первым нарушил молчание капитан. — Немцы будут здесь с минуты на минуту. Отбиваться нам нечем, у нас только три автомата, табельные пистолеты и две гранаты.

— Значит будем биться до последнего патрона... — ответил командир, опускаясь на ящик из-под снарядов. — А когда закончатся патроны, взорвем себя вместе с фашистами, если они попытаются сюда ворваться.

Новая серия ударов внезапно обрушилась на блиндаж, бревна свода затрещали, но выдержали разрывы снарядов. Капитан затолкнул дозорного вглубь землянки, закрыл дверь и подпер её бревном. Металлический лязг гусениц и рев моторов уже были четко различимы, значит танки были в районе траншеи. По бревнам свода послышались какие-то удары и топот сапог.

— Видимо вбивают клинья в бревно, чтобы оттащить его танком и бросить сюда гранату. — сказал командир, и в его голосе прозвучали нотки горечи. — Хитрецы, черти, через дверь боятся атаковать, знают, что пулю получат. Нелепая смерть...

И словно в подтверждение его слов, сверху послышались голоса фрицев: — Русиш, сдавайся, тебе капут!

— Есть первый! — снова воскликнул в тишине связист. Командир бросился к трубке: — Первый! Прошу поддержки огнем! Координаты по моему блиндажу...

Связь снова оборвалась, полковник так и не получил подтверждения от артиллерийского полка на огневую поддержку. Он молча открыл ящик, достал две гранаты и с горестью в глазах посмотрел на бойцов. Бойцы, сидевшие у стены, всё поняли без слов и кивнули головой, как бы соглашаясь на этот шаг. Иного выхода не было, в плен сдаваться нельзя.

Наверху снова затарахтели моторы танков и свод блиндажа начал двигаться, посыпая всех глиной и землей. Командир зажал рукоятки гранат в руке и медленно потянул за чеку. Капитан зажмурился и схватился рукой за бревно. Земля затряслась под ногами с огромной силой и взрыв оглушил всех, кто находился в землянке.

Было ощущение, что гранаты взорвались не в блиндаже, а где-то сверху. Новая серия сильных ударов, вывела всех из оцепенения. Капитан открыл глаза и уставился на командира. Тот всё еще держался за чеку, успев вытащить её только наполовину. Взрывы не умолкали, а становились всё сильнее и чаще. Бревна свода трещали так, что казалось, будто они вот-вот рухнут на голову.

— Артиллерия, командир! Наша артиллерия! — закричал капитан. — Они бьют по квадрату, который вы указали!

— Значит таки успели... — тихо сказал командир, опускаясь на ящик из-под снарядов...

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на наш канал.