Steh auf schnell! Надо мной стоял фашист и пинал меня сапогом

03.05.2018

Russisch, steh auf, schnell! (фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)
Russisch, steh auf, schnell! (фото взято из открытых источников и не принадлежит автору статьи)

В плен я попал, когда мы отступали. Немецкие войска разбили нашу дивизию и при отступлении саперам был дан приказ, заминировать дорогу и уничтожить ДОТ-ы. Артобстрел не прекращался и минировали мы буквально под огнем, бегая по объектам как живые мишени. Снаряды взрывались недалеко от нас, видно было, что немец пристреливается, загоняя нас в вилку.

Последнее, что я помню, это страшный удар в спину. Меня отшвырнуло метров на десять и бросило в воронку от снаряда. Я ничего не слышал и не видел, казалось, что перед тем как отключиться, я кричал...

Не знаю, долго ли я пролежал в этой воронке, но когда очнулся, уже темнело. В сознание я приходил не сразу, издалека мне слышались какие-то голоса и ощущались толчки в спину. Потом голоса переросли в подобие эха и я вновь ощутил сильный удар в бок. Сделав усилие над собой я с ужасом услышал немецкую речь: Russisch, steh auf, schnell!

Надо мной стоял автоматчик и пинал меня сапогом в бок. Под прицелом автомата я выполз из воронки и меня погнали на поляну, где стояло еще пять человек, пленных из нашей дивизии. Всех нас погрузили в машину и увезли.

Мы ехали около двух часов, пока не оказались в деревне. Местных не было видно, лишь немецкие войска и техника. Иногда появлялись люди, похожие на солдат в черном. Как потом оказалось, это и были некоторые местные, которые стали сотрудничать с немцами и работали полицаями. Вот они то и охраняли нас: гнали утром на работу и обратно, распределяли по сараям на ночь.

Один из них как-то подошел ко мне и сказал: Слушай, судя по всему ты всё равно здесь сгинешь. Ботинки мне твои нравятся. Сразу видно, трофейные. Отдай их мне, я тебе свои старые дам. Тебе они уже без надобности, а мне еще пригодятся.

Отказать полицаю, значит получить пулю. Конечно очень хотелось расправиться с ним, но жажда жизни взяла верх. Я разулся и отдал ему свои ботинки. Он ушел и через полчаса вернулся, держа в руках какие-то обноски: На, обувай! Не хватало еще чтобы ты ноги сбил и не смог выйти на работу. Мне за тебя тогда достанется.

На работу нас гоняли в лес, который был неподалеку. Ходили слухи, что в этом лесу раньше были партизаны, пока сюда не пришли немцы. С тех пор партизан никто не видел. В лесу мы валили деревья и делали из них здоровенные бревна. Каждый вечер, эти бревна забирали грузовики и куда-то увозили. Видимо на линию фронта, для укрепления сооружений.

Лес мы валили с восьми утра, до девяти вечера. Кормили только один раз, после работы. Давали похлебку из концентратов, по сути это была одна вода. Силы постепенно иссякали. Однажды нас накормили объедками со свинарника, сразу пятеро слегли с заражением, среди них был и я. Работа и болезнь изматывали с каждым днем и однажды утром я уже не смог подняться.

Через час пришли двое полицаев и немецкий солдат. Меня стали пинать, но сил подняться не было. Фуфайка немного спасала от ударов сапогами, и боли я почти не чувствовал. Полицаи приходили еще дважды, но поднять меня не смогли. Я прекрасно осознавал, что делают с теми, кто не может работать. И будто в подтверждение моих догадок, вечером в сарай зашел офицер и двое солдат.

С самого утра я даже не пошевелился, просто лежал пластом на животе, лицом вниз. Офицер что-то быстро спросил у полицаев и, отдав солдатам команду, вышел из сарая. Я услышал звук затвора автомата и уже попрощался с жизнью. Как вдруг, знакомый голос привел меня в чувства: Да готов он, я еще утром проверил. Не тратьте патроны на него...

Это был голос того самого полицая, который забрал у меня ботинки. Хоть это и предатель, но по сути, он сейчас спас мне жизнь. Меня взяли за ноги и поволокли по двору, потом подняли и закинули в кузов машины. В кузове находилось еще пять тел. Нас везли около двадцати минут. Как потом выяснилось, расстрелянных пленных вывозили подальше от деревни и скидывали в большой ров. Их даже не закидывали землей, а просто засыпали сверху хлоркой и известью.

Первым в ров полетел я, сверху на меня упали мои товарищи. Через десять минут стих звук мотора удаляющейся машины. Пролежав еще немного и собрав последние силы, я начал выбираться. Нужно было добраться до линии фронта, туда, где были свои...

От автора:

Рассказ составлен со слов ветерана Великой Отечественной Войны, Чернядьева И.П.

Ставьте палец вверх и подписывайтесь на наш канал.