Истории одного возвращенца в Россию, прожившего 15 лет в Германии

09.04.2018
Поделись с друзьями, подпишись на канал КАМБЭК и нажми лайк, чтобы не пропустить новые статьи в своей ленте
Здесь мой канал в Telegram, такой же клёвый и рушный, подписывайся
А вопросы и пожелания главному возвращенцу пиши на почту erzaehler@yandex.ru

Привет. Вот эта история приключилась со мной, когда я жил еще в Германии.

Так как с позапрошлой пятницы у меня нестерпимо начал болеть зуб мудрости, я уже в 7 утра понедельника был на федеральном автобане номер 27, где-то под Бременом. Стрелка спидометра зашкаливала за отметку 180 километров в час, и я отчетливо слышал усталый топот лошадей ганноверской породы из капота моего старенького гольфа. „Терпите мои дорогие“, мне нужно успеть к пол восьмому, приговаривал я, и азартно нажимал на педаль газа своего болида.

В новом приемнике АЕГ уже хрипел Газманов, когда во утренней мгле, вдруг вздрогнул мой айфон. Увидев незнакомый номер, я на всякий случай, ответил на поломанном немецком, - уверенный русский, хоть и с очень легким, почти сексуальным, едва передаваемым немецким акцентом, сообщил мне, что в воскресенье, (оказывается!!), выборы в ГосДуму, о чем я, естественно знал.

От неожиданности, я лишь молчал, переваривая услышанное. А женский голос, заманчиво щебетал, привезем-увезем на комфортабельном автобусе в российское консульство в Гамбург, встречаемся на Berliner Freiheit в 10:15 (перевод с нем. Берлинская свобода, аналог Брайтон Бич г. Бремен). "Вопросы есть?", внезапно спросила девушка. Да, есть, "а голосование платное?", неожиданно даже для себя, сморозил я. Девушка вежливо ответила, что нет, для Вас это процедура абсолютно бесплатная. Уж лучше бы дальше молчал, ей богу. "Откуда у них мой номер? Откуда они знают как меня зовут"? судорожно размышлял я, лихорадочно перебирая в памяти вечер накануне на русской дискотеке. "Ну так, как, вы придете?", спросил женский голос ласково на том конце провода. „Конечно“, ответил я быстро, словно опасаясь, что, оферта, внезапно перестанет действовать. Первый раз такое внимание. Приятно е-мое. Где-то в глубине души, я даже отказывался верить происходящему.

Уже в субботу вечером, я торжественно, словно первоклассник, приготовил свой гардероб. Это оказалась футболка с изображением кандидата в Президенты США Трампа, обыкновенные джинсы, и кросовки. Тут же позвонила жена, к слову сказать, она уехала на выходные к теще, и пыталась, убедить меня перестать выдумывать и ехать в костюме и надеть именно „тот галстук в горошек“, который мы купили прошлым летом в Сочах. "Да, и бутерброды возьми", напутствовала жена, понимая, что мыслями я уже в кабинке для голосования, и бутерброды мне тут, ну, совершенно, ни к чему. Кому то надо сохранять холодный разум, улыбнувшись, подумал я и нажал кнопку отбоя.

Ровно в 9 я был на месте. Даже природа радуется, подумал я и взглянул на яркое сентябрьское солнце. В этот день на площади Berliner Freiheit должен состояться городской праздник, и пара бригад рабочих монтировала сцену. Кроме них, на площади, явно, бросались в глаза несколько силуэтов, что-то, совершенно увлеченно, говорившие друг другу. Родная мимика, жестикуляция, обороты речи, все выдавало в них моих соотечественников. Осмотревшись и убедившись, что свои, я прислушался к содержанию разговоров, в них явно превалировала тема Украины, Сирии, а также тема американских выборов. Вот он русский человек, опять подумал я, сколько живу, столько убеждаюсь, россияне они всегда были, есть у будут масштабные, международные, интересующиеся и заботящимися обо всех событиях во всем мире. Это называется, наверное, образованность. Немцы живут в своих конурах, все остальное их "не волнует". Знают свое "болото" и хорошо. Не знают даже этого, и это, как говорится не беда.

Предвкушая интересные дискуссии, чиркнув пару сообщений одноклассникам в заморский ВатсЭпп, и убедившись, что нас никак не меньше 20 человек, начинаем посадку в автобус. Зайдя на борт последним, я сердечно поздоровался и занял первое попавшееся место. Я был бы не я, если бы мне не захотелось, сказать, конечно, заранее приготовленную, напутственную речь. Речь была встречена овациями и заверением с моей стороны, что обязательно повторю это в консульстве.

Я действительно был благодарен организаторам, за поездку, за возможность пообщаться с соотечественниками, людьми с незамыленным взглядом, которые, скажем так, не хлебом единым. „Так стоп“ - подумал я - „Какое общение? Мы же едем на выборы, исполнять государственный долг.“ И тут я поймал себя на мысли, что я еду, в первую очередь общаться, а крестик поставить, это „как масть ляжет“, если не получится, я особо и не расстроюсь.

Оглядевшись, на соседнем сидении я обнаружил прекрасное создание, с которой захотелось спорить и дискутировать не только на политические темы, ах, если бы она захотела меня завербовать, то я, вопреки моему плану, дался бы далеко не сразу, говорил бы до последнего, я выбираю Простатит (Партию Роста). Нет, определённо, способность мечтать, она или есть или ее нет.

Первые "15 минут позиционной атаки и борьбы за мяч" позади, телефоны убраны, дежурные фразы о погоде и транспортных проблемах современного мегаполиса сказаны. Ксения, явно заинтересовалась моей персоной, - она, как оказалась, активистка Народного Фронта, говорили много и обо всем: от синтаксиса русского языка, до актуальных проблем самоопределения русской цивилизации.

В целом произошел очень интересный и интенсивный обмен мнениями, в общем, как глоток свежего воздуха, но одна тема, произвела просто сильнейшее впечатление. Рассказывал как, в Красноярске занимаются спортом, что такое впечатление что на выходных на о. Татышева полгорода катается на велосипеде, а оставшиеся 50 процентов, на самокате, роликах или скейтбордах.

Попросила фотографии, показал, по-моему, все-таки поверила, что все это в центре города, рассказала, что она из Москвы, и ее всегда интересовало, как в остальной России, так как "у вас, к сожалению, меньше денег, чем у нас", почти со слезами радости на глазах, сообщила, что "очень рада, что в остальной России создаются условия, и что люди тоже имеют возможность заниматься спортом".

Время от времени мой айфон пищал, его заряд таял буквально на глазах, друзья-товарищи, писали наказы, "ты им скажи, что бы в следующий раз и нас пригласили".

И вот наконец мы в Гамбурге, на некоторых прилежащих улицах стояли туристические автобусы. Первое что бросилось в глаза, охранники по периметру консульства в черном и с микрофоном в ухе, значит все-таки взяли под усиленную охрану, опасаются провокаций, уже успев, расстроиться сказал мой внутренний голос.

Возле консульства толпились люди, "и стар и млад". "А в Германии, флаг на избирательном участке, это агитация, это нарушение избирательного законодательства или нет?", вопрошал один из гуру избирательного права. Один дедушка обещал голосовать внуку за Единую Россию, но по одномандатникам, "моя душа с КПРФ".

Работа охраны была отлажена, далеко не формальный подход, в самой гуще событий, был молодой человек, лет 30, сама вежливость, аж, бабушкам помогал дорогу переходить, с таким бы "в разведку пошел". ФСО, подумал я, но вслух спросил, а "Вы из МИДА или из охранной фирмы", "Не, мы из МИДА", последовал небрежный ответ. "Я так и подумал", сказал я, и не стал ему мешать, дальше гореть на работе.

Зашли. Какой-то молодой человек, из мАсквы, устало спросил мою фамилию и выдал-таки бюллетень, посмотрел на меня таким взглядом, что мне хотелось бежать аж до самого Берлина, не оглядываясь. Я попытался наконец-то "столкнуть", свою речь, он он мне дал понять, что его личный жесткий диск, еще по весне отдали в ремонт, ему правда об этом еще не сообщили. Подошел мужчина, видимо ответственный за всю организацию и, по-моему, сделавший вид, что хочет меня выслушать. „Поймите, мы не можем все 200 тысяч, которые стоят на консульском учете, пригласить на выборы.“ С этими словами он вдруг начал шелестеть незаполненными бюллетенями, словно опасаясь, словно опасаяясь, что я уже стащил парочку на память. То что вас пригласили, это сущее везение. "Метко сказано", кивнул я ему, и не стал испытывать его терпение, молча последовал в кабинку для голосования, в руках у меня было два бюллетеня, один по федеральным спискам, другой по избирательному округу номер 178. Давид и Голиаф, прям.

Исполнив свой долг, и дождавшись остальных бременских музыкантов, мы молча двинулись через толпу. "Американский агент", вдруг я услышал в свой адрес, "иди сюда поговорим, что ты тут делаешь, дуй в свою Америку", это как оказалась, кто-то увидел мою футболку с Трампом. Оторопев я обернулся: „дуй в свою Америку, агент Пиндосии“, повторил мужчина в черных очках, уже адресно. В тот момент, когда я подошел к нему, он внезапно разорвал свою рубаху, так что пуговицы отлетели на три квартала. Ну, прямо как герой Леонова в фильме Джентльмены удачи, провел я мысленную аналогию. Вот видишь, кричал мне мужик в экстазе, показывая пальцем на изображение на своей футболке. „Это медведь, наш русский медведь, он Америке хребет переломит, и воздух перекроет.“ Кое-как, убедив его, что в этом случае медведь за Трампа, и я, ну, уж никак не заморский агент, мы обнялись. "Щас, стой тут", вдруг сказал "мужик", и исчез на парковке. Появившись также внезапно, как и исчез, он тащил ящик, как оказалось, с 12 голубями. "Вот проголосую и выпущу их в гамбургское небо, как символов мира, что бы не было войны", сказал, он смущенно. Воистину, подумал я. Уже даже не удивляясь, где он взял этих голубей здесь, я просто сфотографировал их на память.

Я хочу сказать, что в России голосование, скажем, это способ самовыражения, способ общения, это можно сказать часть национальной культуры. Русский человек, исторически, в первую очередь, ассоциирует с выборами все, кроме самого процесса голосования, это может быть, как сказано выше, общение, купить свежих пирожков, сходить в родную школу. Процесс голосования в России, это не что иное, как способ коммуникации с внешним миром. На самом деле и задача, поставить крестик напротив фамилии Петров, у него находится в затылке, где-то далеко-далеко в затылочной части головы. Если он успеет, он поставит крестик, у него будет время он поставит, "я паспорт возьму на всякий пожарный, а проголосую или нет, это уже дело десятое". Все это отношение к выборам оно заложено в русской, советской культуре, повторюсь, это уникальное восприятие, присущее в полной мере только россиянам. И на мой взгляд, местами снижающаяся явка избирателей, это прежде всего из-за того, что русские люди, отрывают(-ся) от традиций, они становятся более закрытыми, уходят от общинного склада, им уже не так важно общение, ну или по крайней мере, они это общение берут в социальных сетях, где, конечно, личный контакт субституируется. Что сказывается на явке. Для того, что бы в корне изменить отношение к выборам, коли потеряно, нужно вернуть вот это воодушевление выборами, ощущения праздника, сопричастности к чему-то большому.

Обратная дорога, прошла в жарких дискуссиях и пролетела незаметно. Что-то выделить очень трудно, просто опять отмечу, насколько лицемерен Запад, - "Альтернативу для Германии Запад упорно называет ультраправой, а вот украинская партия Свободы, ну, уж, никак не фашисткая, а самая что ни на есть демократическая партия".

После нескольких пробок на автобане, мы наконец, благополучно добрались до Бремена. В дороге, мне посчастливилось пообщаться с каждым, каждый из нас со своей судьбой и дорогой. За эти два часа все они мне стали как родные, на душе появилось ощущение, что я их всех знаю уже много лет и еще вчера играл с ними всеми футбол на коробке в соседнем дворе. А вчерашним девчонкам таскал портфели, и мазал мелом стулья.

..... С самого начала поездки на первых рядах сидела женщина, на вид, лет 60, с очень пронзительным взглядом. Е. Г. Блокадница. Учитель математики. Как оказалось потом, ей „немногим“ за 80. Недосыпает, проводит ночи в интернете напролет, и пишет и пишет про Россию, живет Россией, гнобя троллей. Буквально здесь же, сидя в кресле туристического автобуса, сделала доклад, который я озаглавил бы, "Как противостоять лжи Запада в отношении России: интернет против митингов". Еще она рассказывала, как в 1998-1999 годах, работники в консульстве в Гамбурге, обозвали ее и всех соотечественников, живущих за рубежом, и, сказали, что „кроме как ночевать на морозе и ждать утра, мы вам не можем ничем помочь“. И как кто-то, на ее рассказ из вчерашних присутствующих, сказал, ей, что нужно, в конце концов, уметь прощать, и мы сейчас все нужны России. На это сказала, что да, конечно, она хотела рассказать, лишь для того, что бы сообщить, что в ответ ее жалобу в МИД и в Посольство в Берлин, перед ней извинились, и уволили этих людей. Не открою тайны, если скажу, что общение с такими людьми дает многое.

Еще расскажу об организации Русское Поле. Русское Поле, это организация, созданная Путиным В.В. и курируемая МИДом. В Бремене, это фактически единственная организация, представляющая русское землячество. Проводятся акции к Дню победы, Бессмертный Полк, какие-то митинги. Договорились обмениваться информацией. Вот например, в 2014 в октябре в Бремене гостил Детский театр "Отражение", из Красноярска. Да, да из Красноярска. Грустно от того, что всего этого я не до воскресенья не знал, и тут вспомнились слова консульского работника, "Вам повезло". "Очень метко", подумалось еще раз.

Закончить хочу словами, мы - русский мир. Давайте держаться вместе! Давайте дальше поднимать Россию, ведь она наша Родина.

П.С. А мой кандидат по 178 Рассказовскому избирательному округу проиграл...