Братья-партизаны, пустившие под откос не тот поезд

Через два дня Иван Некрашевич возглавил группу из 20 человек. Получили сухой паек и четкое задание: в районе Житковичей вывести из строя железную дорогу, по которой беспрерывно идут воинские эшелоны на восток. Техническое руководство подготовкой диверсии поручили Сергею. Его единственным снаряжением был французский ключ. В лесу за группой увязался младший брат Некрашевичей Миша. Как ни уговаривал его Иван, как ни стращал, мальчишка был неумолим.

— Куда вы, туда и я,— настаивал на своем. И не отступил.

Ночью вышли на железную дорогу. Партизаны залегли в кюветах, а Сергей с Иваном попеременно отвинчивали гайки, выдергивали костыли, ловко из-под шпал извлекали балласт, тщательно маскировали следы своей работы. С рассветом отошли в лес на отдых. Там Иван повстречал пастуха со стадом овец. Им оказался брат партизанского командира Лисовича. Он рассказал, что в деревне Бронислав живет тайный агент гестапо, выдает партизанские семьи и бывших советских работников.

Решили сходить в село и избавить жителей от предателя.

Только поднялись — по пути пролязгала дрезина. Иван недоуменно посмотрел на брата.

— Так и должно быть. Дрезина проскочит. Проверяют. Значит, скоро пойдет поезд,— успокоил Сергей.

В Брониславе захваченные врасплох партизанами гестаповский агент и жандарм тщетно пытались сопротивляться. Сдавшись, начали просить пощады. Местные жители рассказывали о злодеяниях гитлеровцев и просили партизан избавить от них село.

А в это время на железной дороге послышался страшный грохот и взрывы. Взметнулось облако желтого дыма, прогремела еще очередь взрывов, выбрасывая столбы пламени.

Вечером партизаны узнали, что под откос рухнул бронепоезд, долго рвались снаряды и бомбы, ящики с патронами. Немцы оцепили весь участок дороги и никого близко не подпускали.

Узнав, что взорван бронепоезд, Иван Некрашевич сказал брату:

— Задание Василия Захаровича мы не выполнили.

— Как не выполнили? — удивился Сергей.

— Приказано было пустить эшелон с живой силой, а тут загремели железные коробки и только. Нет, с такими результатами возвращаться нельзя. Придется поработать еще.

И группа подошла к станции Старушки Западной железной дороги. Тем же способом расшили путь и подрыли шпалы, убрали балласт, замаскировали все следы.

А в штабе, ожидая группу Некрашевича, нервничал и волновался Корж. Эхо взрывов возле Бронислава докатилось до отряда, а подрывники все не возвращались. Командир посылал разведчиков и поисковые группы на помощь товарищам, но найти их никому не удалось.

Братья Некрашевичи появились неожиданно и совершенно с другой стороны.

— Все целы? — был первый вопрос командира.

— Даже с прибылью. Уходило 20, а возвратилось 21. Вот он,— ласково потрепал по плечу Иван младшего брата.

— Почему задержались?

— Сразу не удалось выполнить ваше задание, Василий Захарович. Кувыркнули бронепоезд. Грохота наделал на всю округу, а живой силы почти не было. Вот и отправились охотиться за эшелоном. Вы же велели эшелон спустить. Теперь порядок: задание выполнено.

Довольный Корж смеялся над этим ответом до слез.

— Да ты понимаешь, садовая голова, что значит бронепоезд? Представляешь, сколько тонн смерти не довезли до фронта? Теперь недели две будут растаскивать завал. Молодцы, хлопцы!

Об этой операции Корж записал в своем дневнике:

«8/VI—42 г. Путем развинчивания рельсов произведено крушение воинского состава, шедшего на фронт, между Житковичами и ст. Старушки. По сведениям жителей, бывших на месте крушения, уничтожено 300 солдат и офицеров, много раненых».

Через несколько дней к этой записи добавил: «По уточненным данным, уничтожено 600 гитлеровцев».

За эту операцию Иван Некрашевич был награжден орденом Красной Звезды.

Понравилась статья? Подпишись на канал!