Один всегда остается, чтобы прикрыть отсупающих

21 April 2018

Один всегда остается, чтобы прикрыть отсупающих

В узком и извилистом ущелье было глухо и мрачно: сюда не проникал даже ветер. Но и здесь слышался гул, который временами походил на грохот. Но что бы это могло быть? Выстрелы отдаленного боя? Взрывы? Нет, не похоже. Тогда что же?

Вдруг впереди, совсем рядом, мигнул огонек. Разведчики припали к земле и осторожно поползли. Вскоре они увидели землянку, которая как гнездо прилепилась к карнизу скалы.

Неожиданно открылась дверь. И опять сверкнул огонек. Заметили; в землянке немцы. Но сколько?

Волчков почувствовал, как его дернули за полу полушубка.

— Справа от землянки— лыжи, двенадцать пар,— услышал он шепот сержанта Сидоренко.

«Опять первый узрел... Ну и глазищи, что стереотруба! Ему бы впередсмотрящим на корабль: каждую щепку заметит!»

Волчков бросил взгляд на лыжи, воткнутые в сугроб. Пересчитал. Верно, двенадцать пар. Выходит, в землянке двенадцать человек. Во всяком случае, не меньше. Ясно также, что они возвратились недавно, потому что на лыжах были комки снега. Отогреваются, мерзляки! Пару гранат в трубу — и крышка! А «язык»? Егеря всполошатся, и тогда будет туго... Но и упускать такой случай нельзя...

Дверь снова открылась, и из землянки вышел, поднимая воротник шинели, немец. «Замерзнуть боишься? — про себя зло произнес Волчков.— Ну да мы замерзнуть не дадим».

А егерь, ничего не подозревая, постоял немного, поправил за спиной автомат и начал спускаться в ущелье.

Волчков подал знак Сидоренко и Кузьмину.

Все произошло молниеносно. Здоровяк Сидоренко и Кузьмин окунулись в густую мглу полярной ночи.

...Волчков с Файзулиным и Кутеповым начали подниматься по узкому ущелью. Нужно спешить, а то немцы, узнав об исчезновении солдата, начнут преследование.

Вскарабкавшись на скалу, разведчики огляделись. Сначала было трудно что-либо различить: все сливалось в одно темно-серое пятно. Но вот уже обозначились блиндажи, палатки, видимо с имуществом. Слева проходит дорога, по ней к Кутовой идут тягачи с пушками, грузовики, затянутые брезентом.

«Вот оно, затишье-то! Накапливают силы... Тревожное затишье!..» — отметил про себя Волчков.

Он мельком посмотрел на светящийся циферблат часов—без четверти пять. Оглянулся. Но сигнала зеленой ракеты по-прежнему не было. Все чаще беспокойно поворачивали головы и Файзулин с Кутеповым.

Поднималась пурга. На вершине скалы она была уже ощутима.

Еще раз зафиксировав в своей памяти обстановку в лагере врага, Волчков скомандовал спускаться. А спуск был нелегким. Одно неосторожное движение — и свалишься вниз, а свалишься — не поднимешься: ущелье глубокое и обсыпано камнями, которые подобно надолбам торчат из-под снега.

Ветер между тем крепчал, заунывно тянул свою суровую и тоскливую песню.

Но что это? Автоматная очередь? Еще одна... И как раз в той стороне, куда вместе с «языком» ушли разведчики. Неужели нарвались на засаду? Мешкать некогда.

Положение ухудшалось. Обнаружив в своем тылу советских разведчиков, егеря устроили засаду: по краям ущелья посадили автоматчиков. Так что выход один...

— Файзулин! Веревку!—Волчков указал на ближайший валун.

Файзулин быстро снял с плеча веревку и набросил петлю на валун.

— Спускайтесь! — снова приказал Волчков.

А сам вместе с Кутеповым залег за камень, приготовив автоматы.

Файзулин обмотал себя веревкой и подошел к обрыву. Затем резко повернулся к Волчкову и Кутепову.

— А как же вы, товарищ капитан?

Но, встретившись со взглядом командира, понял: возражать бесполезно. Отстегнул от пояса гранату, молча положил ее возле капитана, а сам бросился вниз, обжигая руки о веревку и ударяясь о камни коленками. Вот и дно ущелья. Он трижды дернул веревку и залег за небольшой, наполовину занесенный снегом валун, напоминающий гладкую спину тюленя.

— Теперь ты! Живей! — заметив колебания веревки, приказал Кутепову Волчков.

— А вы, товарищ капитан? — вырвалось и у Кутепова. Но, повинуясь решительному жесту Волчкова, так же, как и Файзулин, положил поближе к правой руке капитана последнюю гранату.

Волчков остался один. Немцы полукругом обходили валун. Им, конечно, хотелось взять русских живыми.

«Только бы продержаться хоть пять минут... Нате, гады!—Волчков выстрелил.— Ага! Одним меньше!» И опять оглянулся, подняв голову, но сигнала о «языке» не было. «Неужели не доставили? Это Сидоренко-то с Кузьминым! Быть не может. А если... Тогда как же сообщить о данных разведки?» В этот миг Волчков снова увидел колебания веревки. «Теперь пора...»

Понравилась статья? Поставь лайк и подпишись на канал!