Он улетел, но обещал вернуться!

Однажды, когда он возвращался после бомбардировки базы подводных лодок в Петсамо, его самолет попал в лучи вражеского прожектора. Тут же гитлеровцы открыли бешеный огонь из зенитных орудий. Самолет получил несколько пробоин и стал терять высоту. Возникла опасность, что экипаж очутится на оккупированной фашистами территории. Потребовались нечеловеческие усилия, чтобы предотвратить эту опасность. Увеличив скорость до отказа, маневрируя, Васильев сумел довести машину до своего аэродрома и благополучно приземлиться.

Вот полк получает задание уничтожить морские суда противника, доставлявшие военное имущество в порт Лансельвен для северной группировки. И снова Васильев на задании. Над морем сплошная облачность, над Кольским полуостровом стоит густой туман. Даже на высоте двух тысяч метров видимость не больше километра. Какое нужно было иметь мастерство, чтобы в таких условиях разыскать цель, поразить ее и возвратиться на свой аэродром! 27 сентября он дважды совершает полёт по указанному разведчиками маршруту, и каждый раз его бомбы достигают цели.

В третий раз он поднялся в воздух перед вечером. Видимость уменьшилась. Оставалось надеяться только на показания приборов. Вот штурман, старший лейтенант Кравченко докладывает:

— «Подходим к цели!»

И тут же раздается команда Васильева:

— Приготовиться! Радист! Сообщите первому — захожу на цель.

И весь экипаж в наушниках слышит певучий голос радиста старшины Ф. Ермилова, который передал приказание командира. Васильев выпустил тормозные решетки и перевел машину в пологое пике. Как только вражеское судно оказалось в перекрестке прицела, Васильев плавно нажал кнопку электробомбосбрасывателя. Через несколько минут воздушный стрелок-радист, старший сержант К. Чижиков доложил:

— Цель накрыта!

Самолет пошел ввысь. И вдруг как будто его подбросило. Васильев подумал, что это от взрывной волны сброшенных бомб, но тут же заметил дыру в фюзеляже. Оказалось, рядом с самолетом разорвался вражеский снаряд. Васильев попытался воспользоваться рулем глубины, но тот не слушался. Стало ясно, что тяга перебита. Он убрал тормозные решетки и стал делать разворот.

— Слева истребители! — услышал он в наушниках голос стрелка-радиста. Васильев повернул голову и увидел пару гитлеровских стервятников. Они стремительно приближались. Тогда он повернул самолет вправо и дал возможность Чижикову выпустить по фашистам авиационную гранату. И тут самолет вздрогнул. Васильев не сразу понял, что случилось. Он снова посмотрел в сторону «фоккеров», которые, набирая высоту, уходили.

— За самолетом шлейф черного дыма, — доложил штурман. Оказалось, что гитлеровцам все же удалось пушечным огнем разбить центроплан, в нескольких местах был пробит фюзеляж. Заглох левый мотор. Самолет трясло, как в лихорадке, каждую минуту мог произойти взрыв. Но Васильева не покидала надежда все же дотянуть машину до нашей территории.

— Передовая! — крикнул штурман.

Васильев до отказа отдал вперед оба сектора газа. Мотор заревел еще сильнее, и скорость как будто увеличилась, но уже по запаху просачивающегося в кабину дыма было ясно, что пламя все ближе и ближе подбирается к топливным бакам. Больше рисковать жизнью экипажа не следовало. И Васильев принял решение идти на вынужденную посадку.

Была темная и безмолвная ночь. Дул колючий северный ветер. Самолет несся над тундрой. Показалась длинная темная прогалина. Васильев выпустил посадочные щитки и сообщил экипажу:

— Иду на посадку. Приготовиться к быстрому освобождению машины. Каждый член экипажа понимал, что возможен взрыв еще до того, как самолет соприкоснется с землей, а может и не быть его и потому необходимо молниеносно выскочить, как только самолет приземлится.

Прошла минута. Машина плюхнулась на живот около болота. Через несколько секунд весь экипаж уже был вне самолета. Пламя сразу же охватило кабину. Затрещал металл, и тут же произошел взрыв.

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!