По подпольям и селам собрать мощный партизанский отряд

Вскоре состоялось заседание подпольного обкома, на котором обсуждалась и была принята директива, написанная Федоровым.

«Обком КП(б)У,— говорилось в этой директиве,— предлагает немедленно провести в жизнь следующие мероприятия.
Перевести все партийные и комсомольские организации, коммунистов-одиночек на нелегальное положение для проведения решительной борьбы с фашистскими захватчиками...
Запретить коммунистам и комсомольцам без санкции горкомов и райкомов КП(б)У занимать посты в учреждениях, которые организуют немцы.
С целью организации широкой вооруженной борьбы с фашистскими оккупантами в тылу немедленно требуется:
собрать все оставленное частями Красной Армии и немецкими войсками оружие, спрятать его в надежные места и держать в боевой готовности;
создать боевые группы и дружины, которые были бы готовы в любое время по указанию вступить в борьбу с оккупантами. Создать диверсионные группы...
Организовать проведение политвоспитательной работы среди трудящихся города и села: распространение большевистских листовок, лозунгов, плакатов, литературы, проведение бесед, разъяснение грабительской сути немецкого фашизма, используя местные материалы о грабежах и насилиях, организуя трудящихся на активную борьбу с захватчиками.
Обком КП(б)У уверен, что большевики Черниговщины еще крепче, еще сильнее сплотятся вокруг ЦК ВКП(б)... будут по-щорсовски громить немецко-фашистских бандитов и их пособников — националистов, кулаков, прислужников фашизма и всех изменников Родины.
С комприветом
Секретарь Черниговского обкома
КП(б)У Федор Орлов».

Эту директиву размножили на пишущей машинке, а на другой день отправили в районы.

На том же заседании по рекомендации А. Ф. Федорова в состав подпольного обкома ввели Павла Васильевича Днепровского. После этого обсудили очень важный, по-существу, главный вопрос: как быть дальше? Уже из первых разговоров с Попудренко, Новиковым и Капрановым Алексей Федорович знал, что и они видят серьезные огрехи в организации партизан.

— Действия отрядов разрозненны,— говорил Федоров.— Каждый отряд, если не считать самых общих директив, которые дает им штаб руководства партизанским движением в области, предоставлен самому себе... Тут убьют фашиста. Там машину опрокинут... Это все комариные укусы. А нам надо ударить по гитлеровцам так, чтоб у них не зажило до морковкина заговенья!.. И не раз ударить. Почему мы этого пока не можем делать? Потому, что в каждом отряде силенок маловато. Да и роста почти нет, хотя все возможности к этому имеются. Воевать надо соединенными силами. Собрать отряды в один кулак...

— Значит, на всю область оставим один отряд? — спросил Капранов.— А как же другие районы?

— Нет, Василь Логвинович, не один. Это тоже было бы неправильно. Мне думается, нужно объединить лишь те отряды, которые расположены поблизости от нас. Те же, что находятся в дальних районах, пусть действуют самостоятельно. Мы, конечно, будем оказывать им всяческую помощь. А ежели придется совсем туго — им будет куда пристать... По моему мнению, в дальнейшем нам с вами придется еще создать не одну подпольную организацию и не один отряд, чтоб охватить территорию побольше. И горстка партизан может сделать многое. Но для этого требуются опыт, условия. Потому-то сейчас и нужно начинать с объединения.

— С прочной партизанской базы,— заметил Попудренко, скручивая цигарку.— Я тут тоже кое-что собирался сделать. Хотел, например, установить координацию действий всех районных и местных отрядов, руководить ими...

— Точно, Николай Никитич. Но только одной координации нам сейчас мало. Надо создать объединенный областной отряд. Пополниться людьми. Вот тогда мы сможем наносить врагу сильные удары. А если будем воевать порознь, если от народа отгородимся — разобьют нас поодиночке.

— Уже собираются,— подал голос Новиков.— Все села вокруг позанимали. Пока на месте стоят. Но разведка уже в лесах шарит...

— Тем более нельзя откладывать... Надо выправлять ошибку. Только вы не подумайте, товарищи, что я кого-нибудь виню. Все мы виноваты, а я — больше всех. Ведь, когда мы организовывали отряды и подполье, мы и представления не имели, что оно такое — война в тылу врага. Вот и получилось не так...

— А как быть с приемом новых людей? — спросил Новиков.— Народу просится много. Местные, кто помоложе. И окруженцы, и те, кто из плена бежал и в селах пока живет. Есть группы в лесу. Тоже хотят присоединиться.

— Будем принимать. Конечно, с разбором, чтоб не попала какая-нибудь сволочь. Но принимать обязательно. Нам от людей отгораживаться никак нельзя.

— Сегодня пришли двое военных. У них группа в Савенках. Мы с ними держим связь.

— Кто такие? — спросил Федоров.

— Лейтенант Рванов и старший сержант Киселев. Документы в порядке. При оружии... Даже петлиц не спороли. Похоже — люди наши.

— Что ж,— сказал Федоров.— Веди их сюда, товарищ Новиков...

Понравилась статья? Поставь лайк и подпишись на канал!