дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Удар пистолетом в глаз ошеломил гитлеровца

19 October 2018

...После небольшой артподготовки дружно поднялась вторая рота, за ней с криком «ура!» бросились бойцы первой. Казалось, все началось хорошо. Но перед волной наступавших выросла стена огня. Бойцы залегли.

— Эх, черт, — вырвалось у комбата, наблюдавшего со своего НП за ходом атаки. — Что они думают?! Побьют же их всех. Вперед надо, вперед!

Но голоса комбата не могли услышать бойцы. Прижатые к земле прицельным огнем, они лежали, не в силах поднять головы. Этот возглас услышал комсорг, стоявший с ним рядом. Он тоже понял, какая смертельная опасность грозит сейчас бойцам его батальона. Не говоря ни слова, он сорвался с места, перемахнул через бруствер и прямо по полю запетлял короткими перебежками к рогам.

— Комсорг, назад! — крикнул комбат. — Кому говорят!

Но Павел даже не оглянулся на этот грозный окрик своего командира. У него было только одно желание — добежать до бойцов, заставить подняться их, пока еще не были перебиты все до последнего прицельным огнем немецких автоматчиков. И Павел бежал, не обращая внимания на то, что пули вспарывали землю возле его ног. Он уже добежал до цепи и упал возле Заварина. Тот был убит.

— Комсорг, куда вы? — услышал он голос Мансурова.

— Джумабай, передай всем по цепи. Пусть комсомольцы ждут моего сигнала.

Павел, отдышавшись немного и выждав, когда смолкнет пулемет, вскочил на ноги и с криком:

— Комсомольцы! За мной! — бросился вперед.

Павел бежал, слыша за собой чье-то дыхание, тяжелый топот солдатских сапог. Его уже начали обгонять бойцы. Один из них оказался прямо перед ним. И вдруг тот резко запрокинулся и, широко раскинув руки, повалился на землю. Павел перепрыгнул через него и даже не поглядел на упавшего бойца. Он видел перед собой только земляной вал, за которым укрылись немцы и где уже начали рваться гранаты.

Перед глазами Павла на какую-то долю секунды появилось искаженное злобой лицо фашистского солдата. Он со всего размаху ткнул в это ненавистное лицо дулом своего пистолета. Выстрела он не слышал, да его и не раздалось. Павел уже расстрелял все патроны, а сменить обойму было некогда. Но удар пистолетом, пришедшийся в глаз, ошеломил гитлеровца, он бросил автомат, схватился руками за голову. Павел оттолкнул его и побежал дальше по траншее, где разгорелась рукопашная схватка. Враг не выдержал и начал беспорядочно отходить к деревушке.

Через несколько минут бой шел уже в самой деревне. Бойцы батальона, ворвавшись в нее прямо на плечах отступавшего противника, были удивлены, когда прямо перед ними выросли громады танков. Они стояли посреди улицы с заглохшими моторами. Лишь одна из машин, стоявшая во главе колонны, чадила едким дымом. Как оказалось потом, танк зажгла «тридцатьчетверка», одна из тех, что поддерживала батальон во время атаки и, оторвавшись от пехоты, проскочила до самой деревни.

Немцы не ожидали в этот день атаки русских, их пехоту прикрывали два десятка танков, лишь накануне стянутых на этот участок фронта. Фашистское командование было спокойно за свой передний край и само готовилось к удару, намеченному на следующий день. И когда ранним утром заговорили советские пушки, начав обстрел немецкой обороны, командир танковой части, которого разбудил тревожный звонок капитана Любке, сердито проворчал в трубку:

— Одни справитесь. Сами же вчера докладывали генералу, что у русских здесь мало сил и нет никаких танков.

Сказав это, он повесил трубку и приказал своему ординарцу, чтобы его больше не беспокоили по пустякам.

Понравилась статья? Поставь лайк, поделись в соцсетях и подпишись на канал!