Встреча на фронте с тем самым Вишневским

06.04.2018

Мы, естественно, не ждем второго приглашения. Быстро пустеют наши котелки. В добродушно сощуренных глазах майора лукавая усмешка:

— И по сто грамм товарищи журналисты принимают?

— Его же и монахи приемлют, — острит Эдель, — не пьют на небеси, а у нас, кому поднеси. Сто грамм в такую скверную погоду просто милость господня.

— Совершенно верно, — охотно соглашается майор, — еда и питие определяют сознание.

Достает зарытую в сугробе флягу. Нацеживает горючей жидкости в жестяные кружки. Мы чокаемся. Закусываем бычками в томате. По банке таких же бычков презентовал нам майор и на прощанье.

— После сытного обеда, — мечтательно говорил Миша, стараясь голоснуть попутной машине, — да после ста с лишним грамм соснуть бы минуток на сто двадцать.

Но нельзя.

Чего нельзя, того нельзя. Мы поспешаем в головные части и только к исходу дня попадаем на КП наступающей дивизии, чтобы передать по телеграфу свои корреспонденции и устроиться на ночлег. В палатке, отведенной нам, уже устраивал свое ложе незнакомый генерал. Мы хотели ретироваться, но генерал приветливо улыбнулся, проговорил глуховатым голосом:

— Располагайтесь, в тесноте, да не в обиде.

И вовсе не по-военному первым представился:

— Главный хирург фронта профессор Александр Александрович Вишневский.

Представились и мы. Генерал оказался человеком общительным, остроумным, любознательным. Жизнь фронтовых газетчиков интересовала его во всех деталях. В свою очередь и мы допытывались об особенностях работы фронтовых медиков. За разговорами незаметно пролетела вся ночь.

Главный хирург фронта, казалось мне, лицо начальственное, административное, занимающееся организационной работой. А выходит, он там, где больше всего припекает. На его долю приходятся самые сложные операции. К тому же он не только практик. Даже в самых не подходящих полевых условиях ведет научно-исследовательскую работу. Опубликованы его «Записки фронтового хирурга».

Понравилась статья? Поставь лайк и подпишись на канал!