Выйти из бани и сразу под ураганный огонь

...Комиссар Еремин, распрощавшись с родными и проводив взглядом скрывшееся за мысом судно, поспешил на батарею.

Он все время находился среди бойцов, был опорой и помощником не только командиру своей части, но и коменданту Красильникову и комиссару укрепрайона Шабунину.

О Красильникове Дмитрий Иванович отзывается с особенной теплотой:

«Должен сказать, что полковник Красильников оказался волевым командиром. Он быстро и правильно оценил обстановку. Первым делом все части и мелкие подразделения, а также погранотряд полуостровов подчинил себе. На это его уполномочил военный совет армии. «Отступать нам некуда»,— заявил он командирам.

Даже в самые опасные минуты он оставался хладнокровным. Помню, как-то в часы небольшого затишья на переднем крае Красильников заходит ко мне в землянку и совсем неожиданно спрашивает: «Еремыч, а баня у тебя есть?» Я сперва не понял, но, увидев, что говорит он вполне серьезно, ответил, что есть, под берегом. А он бойко и весело произнес: «Вот и хорошо! Вели протопить, страсть люблю попариться!»

А через час вышел из бани распаренный и довольный. Но тут гитлеровцы открыли ураганный огонь по нашим подразделениям на перешейке.

Снаряды долетели и до нас.

— Машину! Живо!—крикнул Красильников, быстро застегивая шинель.

Я сказал ему, что ехать сейчас на машине опасно. Но он и слушать не стал. С двумя автоматчиками прыгнул в газик и помчался на передний край, где завязался жаркий бой с немецкими егерями.

Подъехав к нашим позициям, он выскочил из машины и ползком по гранитным карнизам скалы добрался до боевого рубежа. И тут увидел, что небольшая группа наших бойцов отходит. Красильников крикнул: «Стой! Вперед, за мной!..»

...Да, не раз спасал положение этот, может, иногда и чересчур горячий, но, безусловно, решительный и храбрый человек. Рыбачий многим обязан ему, Красильникову...»— заключил Еремин.

Когда в конце первого года войны на полуостровах стало потише, Красильникова перевели на Большую землю, и войну он закончил командиром 10-й стрелковой дивизии, которой за боевые подвиги было присвоено звание гвардейской.

Ну а самому Еремину при расставании с ним скупой на похвалы командир артиллеристов майор Рыклис сказал: «Ты действительно настоящий боевой комиссар! У тебя есть чему поучиться. С таким комиссаром легко воевать! Говорю тебе от души, без всякой лести».

Понравилась статья? Поставь лайк и подпишись на канал!