ТЫ КОСМОС
14 950 subscribers

Выходит в свет интерактивное кино, с нейронным и висцеральным управлением

185 full reads
268 story viewsUnique page visitors
185 read the story to the endThat's 69% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Британские ученые-киношники анонсировали скорый выход на экраны нового нейро-интерфейсного кинофильма. Он реагирует на электромагнитные излучения мозга. Далеко ли унесутся зрители на гребнях мозговых волн?

Говорят, в кино мы ходим, чтобы на время сбежать от надоедающей реальности. И этому «эскапизму» стараются придать как можно больше реалистичности. Новые технологии не только позволяют к аудиовизуальному ряду добавить осязательные и обонятельные ощущения, но кино может подстраиваться под настроение и состояние зрителя.

Этим летом выпускник Ноттингемского университета, ученый-режиссер Ричард Рамчурн «выводит в прокат» первый мозго-интерфейсный фильм под названием The Moment. В нем зрители влияют на сюжет собственными мозговыми волнами.

Кадр из фильма «Момент»
Кадр из фильма «Момент»

Ключевую фразу фильма можно перевести примерно так: «Когда менты контролируют все мыслительные моменты». Общая канва анонсированного сюжета:

В ближайшем будущем, человеко-машинные интерфейсы достигли совершенства и все объединены в единую нейронную структуру, вплоть до мельчайших нервных клеток. Эта всеобщая нейросеть называется «Момент». И в ней «статусные мозги» оттесняют и плющат прочих несолидных мозговых изгоев. Некоторые изгнанные «придурки» не сдаются и бросают вызов системе. Интеллектуальная спецсистема «Телема», руководящая подразделениями милиционеров-охотников, начинает поступать по своему – вместо уничтожения изгоев, начинает их поддерживать. Став свидетелем милицейского рейда на ее семью, Астрея умудрилась сбежать. Числящаяся в списках на уничтожение, она имеет возможность связываться с Телемой. Один из «ментов» Андре разочаровался в системе и отвергнут сетью. Астрея и Андре объединяются, чтобы вместе противостоять Телеме.

И у этой основной истории много-много вариаций. Продолжительность научно-фантастического фильма «Момент» – 27 минут. И, как утверждают разработчики, у него может быть больше 101 триллиона комбинаций. Конечно, такое гигантское количество версий – это благодаря математическим манипуляциям. На самом деле видеоматериалов было отснято примерно в три раза больше по времени. И в шесть раз больше подготовлено аудиоматериалов. Все это при просмотре миксуется в самых разных сочетаниях, меняются сцены, их порядок и переходы между ними; по разному чередуются звуки и анимация – все в зависимости от мозговых волн зрителей. Излучения смотрящих фиксируются с помощью шлема – стодолларового девайса для регистрации мозговой активности, схожего с приборами для снятия электроэнцефалограммы (ЭЭГ).

Тестовые показы фильма уже идут. Пока киносеансы проходят для небольшого числа зрителей, для 6-8 человек, в маленьком автофургоне, переоборудованном под виртуальный кинозал.

Это нам уже предсказывали

Когда-то кинематограф стал одним из прародителей виртуальной реальности. Поскольку его технологическая цель изначально заключалась в том же самом – воздействии на сознание человека, желании пробудить чувство сопереживания, при этом активно использовалось моделирование ситуаций. Идея виртуальной реальности родилась благодаря тому, что эволюция знаковых систем искусства привела к созданию кинематографа, соединившего в себе живопись, дизайн, драму, танец, музыку, фотографию, а с недавних пор – компьютерную графику, и многое другое. Понятно, что эффект от кинематографа, «скрещенного» с технологиями виртуальной реальности, окажется еще сильнее. По прогнозам некоторых аналитиков, виртуальная реальность – это и есть завтрашний день кинематографа.

Выходит в свет интерактивное кино, с нейронным и висцеральным управлением

Еще киноноватора С. М. Эйзенштейна интересовало активное восприятием зрителей и возможность воздействия на него с помощью фильма. Во время работы над своим знаменитым фильмом «Стачка» в 1924 году он писал:

«В нашем понимании произведение искусства есть прежде всего трактор, перепахивающий психику зрителя в заданной классовой установке».

В последние годы говорят о слиянии двух некогда совершенно различных дисциплин: нейрофизиология и исследование кинематографа объединяются в единую науку – «нейросинематику». Гибридное искусство нынешнего времени – продолжение тенденций, сформированных в искусстве прошлого века: в начале ХХ столетия расцвело технологическое искусство, в середине – кибернетическое, в конце – цифровое искусство. Сейчас настал черед интерактивного нейрокино и т.н. энактивного кинематографа, где развитие сюжета может меняться в зависимости от эмоциональных реакций зрителей и их психофизиологических показателей (то есть датчики снимают показатели внутренних органов). Новое энактивное кино предполагает, кроме наличия эмоционально провоцирующих аудиовизуальных стимулов, использование биосенсорных датчиков и непосредственной связи зрителя с интерактивной проекцией, меняющейся в зависимости от его состояния.

Теоретики рассуждают об энактивном кино уже почти десять лет, даже сняты первые энактивные фильмы. Например, созданный финской художницей-режиссёром Пией Тикки получасовой фильм «Королева» (2013). Теперь энтузиасты энактивного кино вместе с пионерами создания нейроинтерфейсов предрекают нам фантастические возможности, вроде нейрокомпьютерного интерфейса между людьми и прямого обмена воображаемыми образами, а так же коллективного просмотра персональных снов в некоем нейро-YouTube.

Теперь будет некого ругать, за то, что посмотрел "дерьмовое" кино – у самого так внутри было ---> датчики это считали ---> кино подстроилось. "Мир – проекция наших мыслей", в очередной раз убеждаемся в этом :))

Автор – Р. Кагиров

Друзья, подписывайтесь на наш канал – впереди еще много интересного!