Коррупция - вот бренд России! Как цари поощряли взяточничество

30 October

В учебниках истории русские правители представлены эдакими рыцарями, которые доблестно, хоть и безуспешно, сражались с полчищами наглых взяточников на местах. Александр II часто жаловался на мелких чиновников, преданных не государю и не народу, а своему кошельку. При этом сам император, влюбившись в юную бесприданницу Долгорукую, за пару лет превратил ее в богатейшую женщину России. Екатерина II, объявив в начале правления грандиозную борьбу с лихоимством, буквально купала своих фаворитов в золоте. Кумовство и мздоимство в империи всегда начинались сверху. Приведем несколько малоизвестных, но ярких примеров.

Коррупция - вот бренд России! Как цари поощряли взяточничество
Светлого дня, дамы и господа! Я Анна Пейчева, писатель и журналист. Приветствую вас в Уютной империи - здесь мы без лишнего пафоса разбираем всякие любопытности эпохи Романовых.

Тесть, очень приятно

Первый русский царь из династии Романовых женился по любви на скромной девице «темного происхождения». Михаил и Евдокия были счастливы в браке - но их семейная радость даже сравниться не могла с восторгом отца невесты, вытянувшим выигрышный билет в лотерее судьбы.

Так первые русские цари выбирали себе невест
Так первые русские цари выбирали себе невест

До свадьбы дочери Лукьян Степанович Стрешнев был настолько беден, что собственноручно обрабатывал свой маленький клочок земли. Породнившись с первым лицом государства, Лукьян получил просто так, с царского плеча, имения в семи (!) уездах, а также обширный двор в Московском Кремле. Столичные владения Стрешнева занимали половину Житницкой и половину Троицкой улиц. Разумеется, статус ко всему этому богатству тоже прилагался: добрый зять сперва пожаловал Лукьяна в окольничие, а затем в бояре. Но к государственным делам Стрешнева все же не подпускали - особым умом тот не отличался. Впрочем, современники отмечали «благородство души» Лукьяна Степаныча: он до конца жизни хранил в шкафу свое «скромное одеяние землепашца, чтобы не впасть в гордость».

«Мы все мерзавцы»

Николай I твердо решил исправить ошибки своих предшественников, закатал рукава и лично взялся за все проблемы империи сразу. Государь работал по 18 часов в сутки, питался солеными огурцами, но добился лишь одного - невиданного разрастания бюрократического аппарата.

Историк Ключевский пишет: «В начале царствования император пришел в ужас, узнав, что только по ведомству юстиции во всех служебных местах им произведено 2 миллиона 800 тысяч дел. В 1842 году министр юстиции представил государю отчет, в котором значилось, что во всех служебных местах империи не очищено еще 33 миллиона дел, которые изложены по меньшей мере на 33 миллионах писаных листов… Этот непрерывный бумажный поток, лившийся из центра в губернии, наводнял местные учреждения, отнимал у них всякую возможность обсуждать дела; все торопились очищать их: не исполнить дело, а «очистить» бумагу - вот что стало задачей местной администрации».

В таких условиях взятка стала единственным способом продвижения дела. Дошло до того, что даже сам министр юстиции граф Панин однажды был вынужден дать взятку в 100 рублей судейскому чиновнику, чтобы самое обыкновенное дело о наследстве его покойной матери рассмотрели в установленные законом сроки, не затягивая. Архангельский губернатор Фрибес, по словам мемуариста, «взяточником не был, а получал у откупщика ежегодный подарок - тысячи три или четыре серебром». Нижегородский губернатор Анненков покровительствовал таким отъявленным казнокрадам-подрядчикам, что ему даже сделал замечание министр финансов: «Как вам не стыдно просить за заведомых мерзавцев?», на что Анненков пожал плечами: «Мы все мерзавцы, ваше превосходительство».

Тот самый Анненков - немного похож на Лермонтова, если бы тот посвятил всего себя коррупции, а не поэзии
Тот самый Анненков - немного похож на Лермонтова, если бы тот посвятил всего себя коррупции, а не поэзии

Полиция не просто была бессильна - она возглавляла процесс. Пожалуй, лучше всего об этом сказано у Гоголя - помните «Мертвые души»?

«Полицеймейстер был некоторым образом отец и благотворитель в городе. Он был среди граждан совершенно как в родной семье, а в лавки и в гостиный двор наведывался, как в собственную кладовую. Вообще он сидел, как говорится, на своем месте и должность свою постигнул в совершенстве. Трудно было даже и решить, он ли был создан для места, или место для него. Дело было так поведено умно, что он получал вдвое больше доходов противу всех своих предшественников, а между тем заслужил любовь всего города. Купцы первые его очень любили, именно за то, что не горд; и точно, он крестил у них детей, кумился с ними и хоть драл подчас с них сильно, но как-то чрезвычайно ловко: и по плечу потреплет, и засмеется, и чаем напоит…»

Подводная лодка для императрицы

Александр III был весьма неоднозначным правителем, но при этом - крепким, надежным семьянином. Любил жену, детей - и всех своих родственников. При Александре Александровиче Россия стала по-настоящему клановой. Если ты не был Романовым, ты не мог претендовать на важный государственный пост.

Александр III (сидит третий справа) со своим немаленьким семейством
Александр III (сидит третий справа) со своим немаленьким семейством
Историк Людмила Сукина пишет: «Многодетные браки Романовых к концу XIX века привели к тому, что число великих князей: дядей, племянников, родных, двоюродных и троюродных братьев императора, - значительно выросло. Все они толпились у подножия трона и жаждали денег, славы и почетных должностей… Казнокрадство, растрата казенных денег, взяточничество Романовы не считали серьезными проступками. Александр III сердился на своих братьев только тогда, когда их поведение и пороки становились достоянием общественности. Даже когда в затеянную кем-нибудь из великих князей драку в ресторане приходилось вмешиваться петербургскому полицмейстеру, скандал удавалось замять и дело ограничивалось внутрисемейным выговором».

Показателен случай с изобретением Джевецкого - военный инженер придумал новую модель подводной лодки, которую министерство никак не хотело брать в производство. Но изобретатель не растерялся, а пошел к единственному человеку в империи, который мог дать старт его проекту. Нет, не к Александру III. А к его супруге - императрице Марии Федоровне. Жена императора каталась на шлюпке по гатчинскому озеру, а прямо под ней выписывал медленные круги Джевецкий на своей подводной лодке. Потом Джевецкий поднялся из глубин и вручил Марии Федоровне букет цветов. Эффектно! Императрица тут же уговорила мужа подписать проект. Так у России появилась прогрессивная подводная лодка.

Степан Карлович Джевецкий не только изобрел подводную лодку, но и подобрал ключик к коррумпированной системе
Степан Карлович Джевецкий не только изобрел подводную лодку, но и подобрал ключик к коррумпированной системе

Это был тот случай, когда коррупция сработала на благо государства. Впрочем, как говорится, дважды в сутки и сломанные часы показывают правильное время.

Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить новые выпуски ироничной истории эпохи Романовых. Каждую пятницу - что-нибудь неожиданное из нашего общего прошлого.

Присоединяйтесь к Уютной империи ВКонтакте и слушайте подкаст в профессиональной озвучке автора.

Коррупция - вот бренд России! Как цари поощряли взяточничество

Читайте книги серии "Уютная империя", рассказывающие о современной альтернативной России, где Романовы правят до сих пор. Книги можно скачать бесплатно на сайте автора.

Спасибо, что дочитали до конца!