Выборы президента не состоятся?

25.12.2017

Навальный объявил «забастовку избирателей» после отказа зарегистрировать его кандидатом. Что это значит и получится ли у него сорвать переизбрание Путина?

25 декабря Центризбирком отказался допустить Алексея Навального до участия в избирательной гонке. Формальным основанием для этого послужила норма федерального закона, запрещающая баллотироваться гражданам, имеющих судимость по тяжкой статье Уголовного кодекса.

# Навальный был осужден на 3,5 года условно в декабре 2014 года по обвинению в мошенничестве и легализации денежных средств по «делу «Ив Роше». Также он условно приговорен к 5 годам лишения свободы по делу о хищениях имущества компании «Кировлес». Это решение ему удалось оспорить в Европейском суде по правам человека — инстанция признала его незаконным. После вердикта ЕСПЧ Верховный суд РФ был вынужден отправить дело на пересмотр, который закончился прежним результатом.

Глава ЦИК Элла Памфилова говорила, что Навальный сможет участвовать в выборах только после 2028 года, когда судимость будет погашена. Тысячам сторонников политика, которые хотели бы его делегировать в парламент или Кремль, предлагается подождать еще больше 10 лет. Получается так, что закон, принятый по инициативе «Единой России» (оппозиция была против), сам решает за людей, кто достоин представлять их интересы. Справедливо ли это? Ответ однозначен: нет.

Избиратели вправе сами определить, стоит ли им доверять кандидату с судимостью. Информацию об имевшем месте приговоре можно даже впечатывать в бюллетени. Но не следует запрещать людям голосовать за кого они хотят. Власть в нашем государстве принадлежит народу, а не какому-то одному судье. И народ может решить, что судимость того или иного кандидата либо получена незаслуженно, либо никак не влияет на его способность осуществлять полномочия публичного должностного лица.

# Запрет на участие в выборах для судимых был принят всего несколько лет. Если читать Конституцию буквально, то это противоречит Основному закону страны. В нем сказано: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда». Принятое же ограничение распространяется и на тех, кто получил условный срок, и на тех, кто уже отбыл свое наказание. Однако Конституционный суд, судьи которого назначаются сенаторами по представлению президента, считает, что власть может и должна волюнтаристски ограничивать права россиян на участие в управлении государством.

Очевидно, в России есть значительное количество граждан, которые хотели бы видеть Навального кандидатом в президенты. Около 200 тысяч из них прошли процедуру т.н. «верификации» - предварительного согласия отдать свою подпись за выдвижение оппозиционера. Автор канала СraftMedia в один из дней наблюдал живую очередь в московском штабе Навального из желающих его поддержать. И готовых ради этого предоставить свои паспортные данные.

Какие есть возможные варианты действий у политика, которому отказывают в праве участвовать в выборах, помимо попыток в судебном порядке оспорить это решение и/или призвать сторонников выходить на акции протеста? Либо поддержать другого кандидата, либо призвать к бойкоту.

Навальный уверен, что все остальные кандидаты кроме него – «ненастоящие». Звучит, конечно, надменно. Но право на такое мнение он имеет. Тем более, последние два десятилетия Кремль сам способствовал внедрению аксиомы: без его санкции ни один кандидат зарегистрирован на выборах быть не может. Это, однако, не означает, что все зарегистрированные кандидаты – обязательно агенты администрации президента. Иногда (очень редко) ей приходится уступать под давлением общественности. Чаще же всего оказывается просто тактически выгодно дать какому-нибудь не слишком опасному оппоненту зеленый свет. В любом случае, это игра по правилам власти и поэтому Навальный по факту призвал избирателей не ходить голосовать.

Скептики, включая Ксению Собчак, указывают на то, что бойкоты выборов никогда и нигде ни к какому результату не приводили. Это не так. Достаточно вспомнить российскую историю.

# В августе 1905 года царский режим издал закон о созыве «законосовещательной», так называемой «булыгинской» (по фамилии тогдашнего министра внутренних дел) Думы. Он предусматривал цензовую систему со льготами для имущих классов, выборы по сословным «куриям». Это лишало представительства в Думе наиболее активные и многочисленные слои общества: городскую мелкую буржуазию, рабочих и основную массу крестьян. Правом голоса наделялись лишь ограниченные категории лиц: крупные собственники недвижимых имуществ, крупные плательщики промыслового и квартирного налога, крестьяне — только на особых основаниях. Рабочие, женщины, военнослужащие, учащиеся не имели избирательных прав. Оппозиция того времени в лице социал-демократов объявила бойкот. Он сопровождался срывом предвыборных собраний, митингами и стачками. В результате «булыгинская» дума так и не была созвана, а избирательный закон сделали более демократичным.

Есть и множество других примеров. Даже если бойкот не приводит к смене власти, он способствует реформированию избирательного законодательства в сторону большей открытости. В российских реалиях бойкот можно признать более эффективной стратегией, чем заранее обреченная на провал игра по нечестным правилам. В этом смысле Навальный работает на будущее страны. Даже если ему самому и не будет суждено стать президентом, он «расчистит» дорогу следующим поколениям политиков.

Евгений Фельдман для проекта „Это Навальный“
Евгений Фельдман для проекта „Это Навальный“

Успех кампании зависит от того, насколько масштабной она получится. Если дело не ограничится простой неявкой на избирательные участки, а протест примет активный характер, то такой политический бойкот может спровоцировать системные изменения в государстве. Даже в том случае, если Владимир Путин в четвертый раз займет пост президента. Глобальный смысл бойкота не в том, чтобы сорвать выборы (шансы на это все же малы), а в том, чтобы продемонстрировать: многих существующее положение дел не устраивает. В таком случае разумная власть будет вынуждена пойти на уступки. Исходя хотя бы из стремления к самосохранению. Что же до формальных норм, то они всегда находятся в движении: закон – вещь не очень статичная. Сегодня Навальному нельзя избираться, а завтра станет можно.

Если вам понравился этот текст - подпишитесь на мою страницу в Facebook