Ловите летом ночью, рыбаки!

29.03.2018

Тот, кто не был на ночной рыбалке, меня не поймет.

Есть что-то магическое в том, как светят в полуночи звезды, как отблески пламени ночного костра выхватывают из непроглядной тьмы какие-то предметы. Приятно сидеть перед костром, потягивать из бутылки холодное пивко, отмахиваясь попутно от злющих ночных комаров.

Лично меня ночь завораживает. Я дышу ею, растворяюсь в ней, обожаю ее. Не понимаю тех, кто боится идти ночью темным лесом. Ведь медведи и рыси в наших местах не водятся. Кабанов, конечно, стоит опасаться, но так и в городе можно нарваться на маньяка или пьяного водителя. И не обязательно ночью. Что же теперь на улицу не выходить?

В ту летнюю ночь мы собирались ловить судака на Немане. Место было отличное. Песчано-каменистый берег был относительно ровным и чистым, без коряг, каких-то промоин, бьющих или сочащихся из земли ключей. В метрах полтора от берега начинался желоб глубиной до 1,5 метров. Затем в метрах двадцати от берега каменистое дно поднималось до полуметра глубины и снова сваливалось в глубокий широкий желоб.

Судак здесь начинал клевать с вечера. В наступающей темноте было слышно, как загоняет малька на мелководье клыкастый хищник. Как в последнем рывке он чуть не выпрыгивает на берег. Как громко бьет он хвостом, возвращаясь в темную глубину.

Этим обстоятельством и решили воспользоваться мы, когда в теплую июльскую ночь решили половить судака у берега. Допив пиво, мы в свете фонарей снарядили спиннинги, перепроверили экипировку и снаряжение. Надели забродники и выдвинулись к воде.

Клыкастый бил, но не так активно, как в сумерках.

Мы разошлись. Ловить на одном пятаке в темноте – это только мешать друг другу. Я поднялся немного выше, пошел против течения. Серега пошел вниз.

Днем я исходил этот участок водоема вдоль и поперек, потому даже не видел точек, куда делал заброс. Просто, когда чувствовал удар, начинал ступенчатую проводку. Знал, что если клыкастый ударит, то будет это в метрах полтора от берега. Будет удар, приманка остановится, прижатая к дну. В этот момент нужно делать подсечку и вываживать рыбу.

Первое время все шло по сценарию. Поклевки следовали периодичностью приблизительно 1 раз на пять-шесть проводок. Я сам по себе тугодум , потому не всегда успевал подсекать, но и то к часу ночи взял штук пять судачков. Не трофейных размеров, конечно, но вполне себе приличных. В пол второго я услышал со стороны, в которую ушел Сергей громкий всплеск, затем такое же громкое упоминание о «бененой матери», затем опять всплеск. И наступила тишина. Даже сова, которая отчаянно вопила где-то в соседней лесополосе замолкла.

- «Серега !» - проорал в темноту я. – «Ты живой?».

Он ответил не сразу.

- «Бросай спиннинг! Хватай подсак и ко мне!» Крикнул в ответ Серега. Громко затрещал в ночной тишине фрикцион. Я отбежал от берега к костру, аккуратно положил спиннинг на свой рюкзак, схватил подсак и побежал по берегу в направлении Сергея, который в темноте с кем-то упорно боролся.

- «Что ?» - выдохнул я когда подбежал к Сереге. Тот медленно шел вниз по течению. В свете фонаря было видно, что его спиннинг изогнут. Фрикцион потрескивал, но сильных рывков не было.

- «Взяло что-то. Рывок был такой, что я поскользнулся». Я увидел, что Серега весь мокрый.

-«А потом он пошел вниз по течению. Изредка чувствую удары. Хвостом что-ли бьет. И главное, хрен его остановишь. Прет, как подводная лодка. Я думаю сом».

Подводных лодок я никогда не ловил, но сочувственно кивнул Сергею в темноте. Вряд ли он что-то заметил, но умолк, переводя дух.

- «Серега,» - сказал я. – «Там ниже по течению мыс с обраткой. Глубина с полметра. Ты все-равно мокрый. Бери подсак и дуй туда. Я потаскаю его на зажатом фрикционе. Только бы на фарватер его не понесло или не пошел против течения.»

Последнюю фразу Серега не услышал. Он побежал, хлюпая по воде. Луч его фонарика скользил лучом по земле. Я дал ему фору, а потом медленно стал давать слабину леске. Тот, который был на крючке, решил этим воспользоваться. Подозрительно медленно, спокойно до небрежности он пошел вниз по течению, изредка останавливаясь. Иногда он дергал леску, словно проверяя, держу ли я еще удочку.

- «Не похоже на сома,» - думал я. «Может щука глубинная?». В моей памяти сразу возник один из эпизодов прошлогодней рыбалки, когда я зацепил на фарватере что-то тяжелое. Подтянул ЭТО к берегу. ОНО показалось мне огромным. На тот момент я мог бы поклясться здоровьем нашего губернатора, что это была щука длиной метра в полтора. ОНО подплыло поближе, на расстояние около метра, потом медленно развернулось и, не обращая внимания на меня и мои снасти, с ледяным спокойствием, как говорил поэт «и ушла в открытое море». Естественно, оборвав мою леску.

Но на щуку поведение того, кто находился на крючке тоже не походило.

- «Может, усач?» - это больше походило на правду. Жаль отпустить придется, если это действительно он. Красную Книгу пока еще не отменили, как и штрафы за поимку рыб из этой самой книги.

Рассуждая так, я довел ТОГО КТО СИДЕЛ НА КРЮЧКЕ до мыса. Послышался шум реки, которая уходила в этом месте на перекат. В темноте на фоне серой реки у самой оконечности мыча, маячил Сергей с подсаком.

- «Здесь!»- крикнул я. – «За леской следи. Сейчас я фрикцион немного ослаблю!». Сергей, судя по всему понял, но кричать в ответ не стал. Понимаю так что боялся рыбу испугать. Он включил на короткое время фонарик, поймал лучом сначала меня, потом удочку. Проследил, куда идет леска.

Он плескался, работая подсаком где-то у самого мыса. Я снова зажал фрикцион и держал леску внатяг. Затем всплески вдруг стихли и леска ослабла.

- «Ушел?» - крикнул безнадежно я.

- «Да нет,» - отозвался деревянным голосом Сергей. Послышались всплески воды, затем Серега ювелирно выругался и пошел в мою сторону. Я включил фонарь и подсветил ему дорогу. Он подошел молча.

- Сазан? – неуверенно спросил я, понимая, что говорю глупость.

Он молча положил к моим ногам подсак, в котором было … полено. В темноте я не смог определить, какой породы было дерево . Но оно напитало влаги и заполучило «суперсилу» - нейтральную плавучесть. Словно оборванный воблер носила его река до тех пор, пока оно однажды июльской ночью не встретилось с джиговой резиной Сереги.

Через пять минут мы сидели у костра. Серега переоделся в сухое . Я достал из рюкзака фляжку с коньяком и мы решили часок посидеть у костра.

- Понимаешь, когда я его зацепил, оно начало вращаться на течении, тонуло и всплывало. То, что я принимал за удары, были действительно ударами… полена о дно. Блин, а если бы оно сорвалось, можно было бы рассказать о том, что сома упустили.

- А давай так и сделаем. По приколу. Посмотрим, сколько рыбаков завтра здесь ловить будет. Спорю, что 18.

- Принимаю.

Мы придвинулись к костру и стали увлеченно продумывать подробности истории, которую выложим завтра на форуме.

Над нами, шурша крыльями, пролетела летучая мышь. Сова на суку молча высматривала в густой летней траве полевку. Лес молчал, переживая глубокую ночь. На нас из темноты смотрели только Луна и Млечный Путь. Ловите летом ночью, рыбаки! Ведь ночь – это большое приключение!

Подписывайтесь на канал и ставьте лайки! Ни хвоста, ни чешуи! Посмотрите другие наши рассказы в списке по ссылке