От такой оптимизации изрядно попахивает пессимизмом

18 October 2018

«Особенных детей» выгоняют из больницы

Совсем недавно глава крымского парламента Владимир Константинов, осматривая городскую больницу Армянска, резко высказался против идеи Министерства здравоохранения Крыма закрыть местное родильное отделение из-за уменьшившегося количества рожениц. Нормативы нормативами, но надо ведь и о людях думать, справедливо возмутился спикер, и ведомству пришлось отложить инициативу в дальний ящик. Впрочем, Минздрав особо не расстроился — точку приложения сил его сотрудники всегда найдут: мало, что ли, в Крыму неоптимизированных учреждений? И на этот раз «под нож» пошло святое — дети, причём дети совершенно особенные, страдающие различными заболеваниями психиатрического профиля, которым и без того в жизни совсем непросто, как, впрочем, и их родителям.

Будем откровенны, с каждым годом абсолютно здоровых детей рождается всё меньше. И речь идёт не только об аллергиях или сердечно-сосудистых проблемах, но и о психических заболеваниях. Всё более распространённым становится аутизм, всё чаще ставится диагноз «отставание в развитии». Едва ли стоит рассчитывать на обратную тенденцию — скорее увеличивать количество коек в больницах, зарезервированных для таких пациентов. В Крыму же со стационарными отделениями для маленьких пациентов всё сложно: в голову приходят только клиническая психиатрическая больница № 5 в Строгоновке (порядка сотни коек) и 25 мест в расположенной в самом центре Симферополя — в Крымской республиканской клинической психиатрической больнице № 1 им. Н. И. Балабана. Да и те кому-то помешали — детское отделение в республиканской больнице решено перевести на полустационар «в целях создания условий для развития медицинской помощи и обеспечения её доступности для граждан». Звучит примерно так же логично, как «мы вылили в костёр ведро воды, чтобы пламя разгорелось».

Пациентами детского отделения становились ребята от 3-х до 10 лет с эмоцио­нальными расстройствами и расстройствами поведения, психологического развития, умственной отсталостью, шизофренией и другими заболеваниями. Излишне агрессивные или чрезмерно замкнутые, не умеющие говорить или умеющие, но не желающие контактировать с окружающими малыши находились здесь под опекой квалифицированных врачей, лечились и благодаря неустанному труду слаженной команды специалистов и заботе родителей покидали палаты чуть более адаптированными к социуму. Удобное расположение больницы позволяло мамам и папам не оставлять малышей без присмотра надолго: кто-то навещал по вечерам и забирал домой на выходные, кто-то оставлял здесь сына или дочь на процедуры и мог отправиться на работу, имея возможность при первом же тревожном сигнале быстро приехать. Сюда привозили пациентов из Ялты, Феодосии, Евпатории, здесь лечились симферопольцы, и всё работало до тех пор, пока наверху не решили оптимизировать расходы, сэкономив на детских койках.

Впрочем, будем откровенны, прикрыть отделение за все годы его работы пытались неоднократно, постепенно урезали количество мест с 50-ти до нынешних 25-ти, избавились от работавших здесь воспитателей, потому что для дальнейшего их содержание необходимо было получить специальные лицензии… Но только сейчас попытка оптимизации удалась — с 15 октября на смену прежнему круглосуточному режиму пришёл полустационар. Официально сотрудники будут работать до четырёх часов дня, по факту — детей нужно будет забирать уже в два, потому что, во-первых, до окончания рабочего дня нужно провести уборку и кварцевание помещений, во-вторых, с 14.00 до 16.00 по режиму должен быть тихий час.

— Это ведь не детский сад, а больница, малыши сложные. После процедур, лекарств, в том числе снотворных, они не просыпаются ровно в четыре — им нужно на это куда больше времени. Поэтому фактически возможности оставлять детей в отделении до вечера не будет, — поясняет работающая здесь ещё с конца 90-х постовая медсестра Людмила Гринчак.

Оптимизация коснётся не только детей, но и сотрудников. Штатное расписание перекраивается кардинально, в отделении остаётся считанное количество людей. Но куда больше здесь переживают не за свои места — в конце концов все взрослые, а за подопечных. Понимают — оставшегося персонала физически не хватит, чтобы уделить внимание каждому ребёнку. Главное сведётся к сугубо механической работе: принять, отвести на процедуры, выдать лекарства и отправить домой. Да и это непросто — даже обычному малышу трудно сделать укол или заставить выпить таблетку, а когда детей 25 и у всех — те или иные психические расстройства… И всё это, повторюсь, «в целях создания условий для развития медицинской помощи и обеспечения её доступности для граждан». В общем-то, принцип понятен — если медпомощи нет как таковой, к её качеству и доступности не придраться.

«Особенные дети» требуют особенного внимания
«Особенные дети» требуют особенного внимания

Что же Минздрав предлагает детям и их родителям в качестве альтернативы? Вариант только один — стационар в Строгоновке, и этот вариант категорически не устраивает большинство семей. Женщины, чьи дети регулярно лечатся в республиканской больнице, собирают подписи против такой оптимизации, стучатся в чиновничьи двери, кричат о своей беде.

— У меня двое детей дошкольного возраста, старший болеет, почти не разговаривает, легко возбудим. Лечение здесь ему помогает, я вижу, как его состояние меняется в лучшую сторону. Но возить его каждый день в Строгоновку и обратно я физически не смогу, как и оставить там одного на неделю или даже больше. Да и поездки он переносит очень тяжело, долго от них отходит, — делится наболевшим Яна Фатеева.

Действительно, утренние и вечерние поездки становятся испытанием даже для взрослых, закалённых столичными пробками, что уж говорить о больных малышах, для которых стрессом может стать что угодно? К тому же 90 коек в Строгоновке едва ли хватит для всех нуждающихся в лечении. Вопреки всем аргументам, отделение в центре Симферополя никогда не простаивало и не пустовало, утверждает Людмила Гринчак. Наоборот, многие родители приходят и просятся именно сюда — потому что ближе и доступнее.

Удивительно, конечно, что из всей тысячи с лишним коек Республиканской клинической психиатрической больницы № 1 лишними оказались именно детские. Если уж так хотелось хоть кого-то, но убрать из центра города, то было бы логично отселить за пределы населённого пункта взрослых. Но нет, здесь остаются и мужчины, и женщины, и те, кто лечится принудительно по решению суда, и многие другие — и только маленьким детям в «оптимальной» системе здравоохранения места не нашлось. Что-то от такой оптимизации изрядно попахивает пессимизмом.

Анастасия СВИРИДОВА