Закулисные интриги с референдумом по пенсионному возрасту

Честно говоря, тошно про это читать, а тем более – писать. Но промолчать тоже не могу, ибо должен же хоть кто-то объяснить людям, как из них делают дураков.

Защитнички из КПРФ

Референдум по пенсионной реформе широко распиарили КПРФ.

- Мы будем добиваться отмены этого пенсионного геноцида! – кричали они, вставая в едином порыве на защиту трудового люда.

Все либеральные, патриотические и даже часть провластных СМИ заходились в экстазе: за 10 минут новостного серфинга в интернете можно было наткнуться на два десятка сообщений об этом референдуме.

Эксперты, аналитики, журналисты задавались вопросом: какую причину изобретет ЦИК, чтобы отказать нашим «защитникам» в проведении референдума? Отнесет пенсионную реформу к тем вопросам, решать которые могут только органы государственной власти? Придерется к оформлению документов? Объявит референдум противоречащим конституции?

Или нерешительная Памфилова запросит помощи у властей, и те быстренько объявят военное положение, чтобы зарубить на корню любые выборы, референдумы и плебисциты?

Версий было много. Десятки. Среди них не было только той, что реально оказалась в отказе ЦИКа.

Отказать, нельзя разрешить

На выходе ничего изобретать не пришлось. Как совершенно верно сказала Памфилова, «все дело в деталях».

Юристы, активисты, участники инициативной группы и прочая-прочая коммунистической партии предложили поставить вопрос так:

Согласны ли вы с тем, что в РФ возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости, повышаться не должен?

И тут мне стало понятно: это банальная отработка политического заказа на управление протестом. Если толпу нельзя успокоить, ее надо возглавить.

Фото: Kremlin.ru
Фото: Kremlin.ru

Заказной референдум

Даже мне, экономисту, а не филологу, понятно, что такой вопрос на референдум вынесен быть не может по умолчанию.

Почему? Потому что в нем содержится отрицание. То есть ответов может быть не два (да, нет), а как минимум четыре. В зависимости от того, как человек прочитал и понял вопрос:

  • Да, согласен.
  • Нет, не согласен.
  • Да, должен.
  • Нет, не должен.

Причем пары ответов – взаимоисключающие: «да, согласен» и «нет, не должен» имеют одно и то же значение.

То есть де-факто, этот вопрос никак не мог быть одобрен для проведения референдума. И люди, которые подавали документы в ЦИК, об этом знали. Просто не могли не знать – в КПРФ достаточно много и юристов, и филологов, и социологов.

Люди просто выполнили заказ. Чей – думайте сами.

Так что не верьте, дорогие читатели, в добрые намерения КПРФ, как в них больше не верю я. Участвовать в этих закулисных интригах и выказывать поддержку этой партии я больше не намерен.

Фото: Википедия
Фото: Википедия

К какому вопросу у ЦИКа не будет повода придраться

То, что референдума по пенсионной реформе в нашей стране не будет – дураку ясно. Не будет любого референдума при нынешней власти. Не для того круглые сутки народ телевизором оболванивают, чтоб его мнением интересоваться. Разве что захотят спросить у нас, согласны ли мы короновать Путина и оставить править пожизненно.

На случай, если кто-то вдруг захочет сделать попытку создать инициативную группу и подать в ЦИК документы на референдум, предлагаю два варианта вопроса, к которым не придраться:

  • Поддерживаете ли вы повышение в России возраста, дающего право на назначение страховой пенсии по старости?
  • Согласны ли вы с тем, что возраст, дающий право на назначение страховой пенсии по старости, в России должен быть повышен?

Здесь разночтений в ответах не будет – «нет, не поддерживаю» и «нет, не согласен».

Так ответят 90% россиян.

Потому и не будет никакого референдума.

Ставьте лайк, подписывайтесь.